shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 27 января

О блокаде Ленинграда

Сегодня – День воинской славы России; День снятия блокады Ленинграда. Она продлилась 872 дня – кольцо сомкнулось 8 сентября 1941-го, когда немцы вышли к Ладожскому озеру и заняли Шлиссельбург, отрезав сухопутное сообщение. В январе 1943-го Красная армия прорвала окружение в этом же месте – так к знаменитой «Дороге жизни» добавилась «Дорога победы». А годом спустя город разблокировали окончательно –  и в 20.00 27 января 1944-го в Ленинграде был произведён салют – двадцатью залпами из трёхсот двадцати четырёх орудий…



…Эти драматические события практически не посмели затронуть годы «всеобщего пересмотра» – и о героических защитниках города на Неве сегодня вспомнят не раз… Мы же скажем пару слов о тех, кому они противостояли – и даже сузим тему: речь пойдёт о союзниках Германии.



В советской историографии было принято говорить о «немецко-фашистских захватчиках» – между тем Гитлер изначально стремился придать своему вторжению характер «Крестового похода»; и в значительной степени ему это удалось. В сражении за Ленинград отметились итальянские моряки (но очень незначительно, да ещё и в провальном нападении на остров Сухо); испанская «Голубая (вообще-то – «Синяя») дивизия; и наши соседи, финны, с маршалом Маннергеймом во главе…

Об испанцах достаточно ярко высказался начальник германского генштаба  Гальдер: «Если вы увидите немецкого солдата – небритого, с расстёгнутой гимнастёркой и выпившего – не торопитесь его арестовывать: скорее всего, это – испанский герой». Пожалуй, этого достаточно! С финнами дело сложней…



В современной историографии принято считать Маннергейма «спасителем Ленинграда» – якобы бывший офицер Русской императорской армии питал к Санкт-Петербургу слабость, и согласился командовать, поставив условие: «Ленинград не трогать!» Правда, есть нюанс – этот замечательный факт известен нам исключительно по мемуарам маршала…

…Между тем, Маннергейм был важнейшей, но не единственной политической фигурой в Хельсинки; имелся там ещё и президент Рюти, который высказывался так: «Если Петербург не будет больше существовать как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке... Ленинград надо ликвидировать как крупный город». Да и в приказе самого Маннергейма о начале наступления патетически звучит «Свобода Карелии и Великая Финляндия мерцают перед нами в огромном водовороте всемирно-исторических событий!». Более того, сохранился текст выступления по радио, заготовленный  финским правительством в 1941-м: «Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна». Речь, правда, по понятным причинам, так и не прозвучала…



…Заметим, перед началом войны Финляндия ни в каком формальном союзе с Германией не состояла (это произойдёт позже) – однако, не только пустила на свою территорию вермахт, но и провела мобилизацию.  Проще всего было бы сходу обвинить соседей в агрессивных планах (а они были!) – но если мы вникнем в расклад, то станет очевидно, что выбор у финнов был невелик.

С одной стороны – Советский Союз, которому Финляндия только что проиграла войну, утратив приличный кусок своей невеликой территории. С другой – Гитлер, который сначала демонстративно отказался помогать  против восточного соседа, а теперь – не пусти к себе финны его армию – запросто мог бы оккупировать страну (как, например, он только что поступил с Норвегией). Наконец, присутствуют англичане и американцы – они не одобряют сотрудничества с Германией, но зато ничего не имеют против намерения финнов забрать у СССР отнятое годом раньше!

Так возникла (впрочем, уже в современной историографии) концепция «обособленной войны» (или «войны-продолжения») – мол, финны воевали с Советским союзом отдельно от Гитлера – и только для того, чтобы «вернуть  территории». (Сам фюрер, правда, в своей речи от 22 июня весьма уверенно высказался о «героических финских братьях по оружию»).



Впрочем, перейдём к фактам. Финско-немецкие войска вступили на советскую территорию через неделю после начала войны,  29 июня – причём после массированных советских авиаударов, которые начались 25-го. (Основной целью были аэродромы люфтваффе – но досталось и городской, особенно портовой, инфраструктуре). К осени финны вышли на старую границу – и двинулись дальше, замкнув кольцо блокады с севера. А затем Маннергейм действительно остановился…

…На то, помимо озвученного «нежелания» штурмовать Ленинград, были, конечно, и вполне прозаические причины. Во-первых, маршал увязывал своё продвижение с немецким – а те застряли. Во-вторых, сами финны понесли колоссальные потери, и упёрлись в Карельский укрепрайон.

В-третьих, последовал окрик со стороны англосаксов: госдеп интересовался «как далеко финны намерены продвинуться»; в ноте Лондона витиевато говорилось: «Если Финляндское правительство будет считать возможным и далее продолжать вести наступление на чисто российской территории, то возникает обстановка, когда Великобритания окажется вынужденной рассматривать Финляндию в качестве своего противника». (Великобритания действительно вскоре объявит Финляндии войну – правда, выстрелы в ней так и не прозвучат).



Немцы, в свою очередь, призывали  партнёра наступать – но сами перешли к блокаде; более того – начали втихомолку перебрасывать танковые соединения под Москву.

Наконец, был ещё один, внутренний, фактор – недовольство войск, которые слишком прямолинейно восприняли идею «вернуть своё» – имелись неоднократные случаи прямого отказа переходить «старую границу»!

Всё это, вместе взятое, привело к знаменитому высказыванию Маннергейма «Я больше не наступаю!» – а заодно остудило головы хельсинских политиков, уже грезивших о новой границе по Неве! (Впрочем, возможно самая главная причина прозвучит, когда, весной 42-го Маннергейм проговорится родственнику: «Русские никогда не забудут, если финны станут участвовать в наступлении на Петроград»).

Так или иначе – даже личный приезд Гитлера с поздравлениями по поводу юбилея не заставит маршала сдвинуться с места… Упорство Маннергейма внушает нам симпатию – но разве не Красная Армия стала его основной причиной?..



PS: Логичный вопрос: тем не менее, в блокаде финны участвовали? Да. Но при этом они действительно не обстреливали город, и не бомбили его. Красноречивое свидетельство тому – знаменитая табличка: «особо опасная» сторона улицы обращена на немецкий юг. Правда, когда всё те же американцы набросятся на финского посланника с претензиями насчёт обстрела Ленинграда, тот честно ответит: финская артиллерия и авиация не имеет соответствующих возможностей, попросту говоря, «Наши снаряды не долетают!» Впрочем, это уже – совсем другая история…


Напоследок. 27 января 1945 года родился Ник Мейсон – барабанщик и один из основателей «Пинк Флойд».


Спортивные обозрения
Tags: 27 января, блокада Ленинграда, маршал Маннергейм
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 107 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →