shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 31 августа – 3

О Екатерине Бакуниной, сестре милосердия

31 (по нов. ст.) 1810 года (называется, впрочем, и 1811-й) родилась Екатерина Бакунина – двоюродная сестра известного анархиста, и внучка адмирала Ивана Голенищева-Кутузова (отдалённого старшего родственника прославленного фельдмаршала). Примечательное  родство… но речь у нас сегодня пойдёт не об этом… Итак – по порядку.



…Екатерине было семнадцать, когда её отца отставили от службы. (Якобы, бывший питерский губернатор употребил казённые деньги на ремонт своего дома… дело тянулось много лет – в конечном счёте, Сенат призна́ет  чиновника виновным, но сажать не станет – за полным возмещением ущерба). Столь прискорбное обстоятельство не слишком повлияет на судьбу дочери; во всяком случае, по собственным воспоминаниям, юность её: «…прошла так, как в то старое время проходила жизнь девушек нашего звания, то есть в выездах, занятиях музыкой, рисованием, домашними спектаклями, балами, на которых я, должна признаться, танцевала с удовольствием, и, может быть, вполне заслужила бы от нынешних девиц, посещающих лекции и анатомические театры, название «кисейной барышни».

…О дальнейших обстоятельствах первой половины своей жизни наша героиня более не распространяется – потому возвращаемся к уже вполне зрелой сорокалетней московской даме… началась Крымская война: «Никогда не забуду я того вечера, когда мы получили газеты с известием, что французы и англичане высадились в Крыму. Я не могла себе представить, что этот красивый уголок нашего обширного отечества может сделаться театром жестокой войны…» и далее: «…и вот, прочитала я, что французские сестры поехали в военные госпитали; потом в английские госпитали поехала мисс Найтингейл с дамами и сестрами. А что ж мы-то? Неужели у нас ничего не будет?..»

…Как выяснилось, будет – уже в ноябре 1854 года Великая княгини Елена  Павловна учреждает Крестовоздвиженскую общину сестёр милосердия. Бакунина немедленно пытается присоединиться – но её не только не берут, но и дружно отговаривают: «…всего больше меня смущал и мучил брат (он военный, был в кампании 1828 и 29 годов); он все говорил, что это вздор, самообольщение, что мы не принесем никакой пользы, а только будем тяжелой и никому не нужной обузой». В конечном счёте, к январю Бакуниной удаётся-таки получить приглашение; после короткой стажировки («…некоторые доктора надо мной смеялись, говорили: «Что это за сестра милосердия, которая ездит на перевязки в карете!»)… так вот – к концу месяца Екатерина прибывает в Севастополь. (Забегая вперёд – через осаду пройдут сто двадцать сестёр; семнадцать из них погибнут).



…Как писа́л Пирогов: «Бакунина тотчас с увлечением предалась всецело служению больным и с полным самоотвержением несла эту службу. Она сделалась примером терпения и неустанного труда для всех сестёр общины…», –  и вскоре, по настоянию хирурга, её возглавила. (Не будем распространяться о тягостях войны – однако, обратим внимание на горестную ремарку Бакуниной: «Я должна была сопротивляться всеми средствами и всем своим умением злу, которое разные чиновники, поставщики и пр. причиняли в госпиталях нашим страдальцам; и сражаться и сопротивляться этому я считала и считаю своим священным долгом». Вот так…)

…Сданный город она покинет в числе последних; съездит в Европу на стажировку (Бакуниной там категорически не понравилось: «…это не те сёстры, о которых мы мечтали, – о сёстрах – утешительницах больных, ходатайницах за них, сёстрах, вносящих в чужие госпитали горячие чувства любви и участия, правду и добросовестность!») Между тем, в Петербурге общину начнут перестраивать именно в прагматичном «западном духе» – и разочарованная Бакунина отбывает в Тверскую губернию. Здесь она обнаружит, что на весь почти полуторасоттысячный Новоторжский уезд имеется лишь один врач… Бакунина тут же организует маленькую больницу в селе Казицино. Поначалу крестьяне затею барыни не оценят – однако, уже к концу года число пациентов (само собой – амбулаторных, как бы мы сейчас сказали) достигнет двух тысяч. Не ограничиваясь приёмом, Бакунина колесит по сёлам на телеге с запасом медикаментов… само собой, содержание больницы и зарплата врачей лежит на неутомимой даме!.. Вскоре её избирают попечительницей земских больниц уезда…

…В 1877 году начинается очередная русско-турецкая война – и о Бакуниной вспоминают в Петербурге. Невзирая на возраст (а ей уже было под семьдесят!) Екатерина Михайловна немедленно собирается, едет на Кавказ – и около года руководит там отрядом сестёр Красного креста.



PS: …Вернувшись в Казицино, она возвращается к прежней деятельности… на вопрос заехавшего как-то Льва Толстого: «Не пора бы на покой?..» – Бакунина ответит: ««Нет, да и куда я могу уехать, когда меня каждый день ждут. Разве я могу их бросить?..» Лишь незадолго до смерти эта удивительная женщина печально заметит: «Увы! Я зачислена в запас…», – и сядет за воспоминания. Она умрёт в восемьдесят четыре – и будет похоронена в Тверской губернии…

PPS: …После Крымской войны в русском обществе Екатерину Бакунину сравнивали с Флоренс Найтингейл (и, ясное дело, в чью пользу) – но с годами слава англичанки затмит русскую медсестру… К слову – Флоренс тоже прожила долгую жизнь – девяносто лет… Возможно, так воздаётся посвящающим себя бескорыстному служению ближнему… да и дальнему… Впрочем, это – совсем другая история. 

Напоследок. 31 августа 1963 года родился Ричард Эрл Бич-младший, более известный просто как Реб Бич – гитарист, наиболее известный работой в  американо-британской команде «Whitesnake» с 2002 года.






Tags: 31 августа, Екатерина Бакунина, Крымская война, Лев Толстой, Пирогов, Флоренс Найтингейл
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments