shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 26 ноября

О сомнительности однозначных выводов

26 ноября 1812 года началось так называемое Сражение на Березине – но дело там затянулось на несколько дней, так что мы подробно займёмся им позже, а пока ограничимся констатацией: супостат ушёл. Правда, практически, без армии – но с кем-то же будем мы ещё воевать почти полтора года! (И это при том, что австрийцы, пруссаки и прочие европейцы помельче переметнутся на нашу сторону!) Удивительный результат – если учесть, что с разных сторон кольцо сжимали три наших армии! Однако, Витгенштейн не успел, Чичагова Наполеон обманул – а Кутузов предпочёл остаться в роли наблюдателя… Так или иначе – некоторые специалисты считают Березину нашей блестящей победой, а другие – совсем наоборот. Ну, ладно…



Ещё более спорное событие имело место 26 ноября 1939-го – на советско-финской границе произошёл так называемый «Майнильский инцидент». (Деревушка Майнило – которую финны именовали Майнила – возможно, ещё существует – хотя уверенности в этом нет).



Суть происшествия предельно проста – на нашу погранзаставу упали семь снарядов (или мин), убив четырёх, и ранив ещё несколько человек. Советское правительство направило финнам гневную ноту – те высказались в духе: «Вы сами в себя стреляли»… Есть мнение, что так оно и было, но об этом позже – гораздо важней последствия: через четыре дня начнётся Зимняя война, которую Твардовский назвал «незнаменитой», а в декабре СССР выгонят из Лиги Наций (впрочем, непохоже, чтобы это кого-нибудь у нас сильно огорчило).

Обстановка на тот момент сложилась следующая: Вторая мировая уже началась (хотя современники этого ещё не понимали) – немцы разгромили Польшу; СССР занял причитающуюся ему часть. Важно отметить, что никакой антигитлеровской коалиции ещё не существовало, а вот договор с Германией у нас уже был. Что касается Финляндии, то она, вроде бы,  оставалась нейтральной – при крайне, мягко говоря, натянутых отношениях с Советским Союзом. Во всяком случае, финны отгородились от нас пресловутой «линией Маннергейма», а на границе периодически постреливали.



Между тем, Ленинград находился от этой границы в тридцати двух километрах – то есть, теоретически, северную столицу вполне можно было накрыть дальнобойной артиллерией с территории отнюдь не дружественного соседа... Потому СССР обратился к Финляндии с вполне деловым предложением: обменять часть Карельского перешейка и некоторые острова на вдвое большую часть Карелии (и даже с доплатой).

(Есть мнение, что на самом деле Сталин попросту искал повода заграбастать Суоми целиком – не будем забывать, что Финляндия на протяжении столетий была шведской колонией, и только в  XIX веке обрела некую автономию в составе Российской империи. Вполне возможно, что  вождь народов что-то такое имел в виду – но столь щедрое предложение никак его замыслов не выдаёт).

Тем не менее, оно было высокомерно отвергнуто – характерно, что Маннергейм (бывший тогда фельдмаршалом, но ещё не президентом), считал, что надо бы его принять. Его не послушали – если в правительстве ещё колебались, то парламент и общественное мнение были категорически против. (Прямо скажем, возражать было особо некому – всех более-менее «красных» и просто «оппозиционных» в своё время именно Маннергейм благополучно свёл под ноль). На чём основывалась такая самоуверенность? Вероятно, на неком «мнении мирового сообщества» – действительно, Англия с Францией финнов, на словах, поддержали (они даже пришлют им в разгар заварухи кое-что из невостребованной военной техники) – а вот имеющая с нами договор Германия заявит о своём категорическом невмешательстве. (Это уж потом, придя к власти, Маннергейм станет союзником Гитлера – правда, довольно непоследовательным).



После того, как переговоры окончились ничем, прозвучало заявление, приписываемое Сталину: «Мы, гражданские люди, не достигли никакого прогресса. Теперь слово будет предоставлено солдатам». Обе стороны сосредотачивали силы – начало войны оставалось вопросом времени. (Впрочем, пытливые лингвисты обнаружили намёк в тексте красноармейской  песни «Принимай нас, Суоми-красавица»: там есть строчка про «невысокое солнышко осени». Ну, война действительно началась 30 ноября… Маннергейм, со своей стороны, напишет: «И вот – провокация, которую я ожидал с середины октября, свершилась»).

Историографы сломали немало копий, споря, откуда прилетели злосчастные снаряды – финны единодушны в том, что они были наши. В свою очередь,  советские специалисты не сомневались насчёт их финского происхождения – а вот в Новой России нашлось немало сторонников противоположного мнения. Не станем рассматривать доказательства сторон – все они выглядят более-менее убедительно, но при этом однозначного ответа не дают. Ясно другое – как справедливо заметил А. П. Чехов, если уж в начале спектакля на стене висит ружьё…

PS: Итак, крайне противоречивый Майнильский инцидент стал камешком, столкнувшим лавину ещё более противоречивой войны… но это – совсем другая история.


Напоследок. 26 ноября далёкого 1939 года родилась Тина Тёрнер – обладательница восьми «Грэмми», «Королева рок-н-ролла», «Величайшая певица современности» – и прочая, и прочая, и прочая…


И ещё. 26 ноября 1976-го Кевин Годли и Лол Крим покинули «10cc» и стали дуэтом. У нас они не очень известны, но ваш покорный слуга питает к этим людям давнюю и безграничную симпатию…  


Tags: 26 ноября, Майнильский инцидент, советско-финская война, сражение на Березине
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →