shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Categories:

В этот день… 5 августа

О несправедливости

Для начала – вспомним несправедливо подзабытое событие не такого уж отдалённого 1939-го: в этот день, в боях на Халкин-Голе, батальонный комиссар Михаил Ююкин совершил первый известный в истории таран наземной цели. (По совпадению, его однополчанином был несравненно более известный Николай Гастелло).



Двигатель бомбардировщика был поражён зенитным огнём уже на обратном пути, после окончания атаки. Поняв, что дотянуть до линии фронта не удастся, Ююкин приказал остальным двум членам экипажам покинуть горящий самолёт – и после этого направил его в скопление  японских войск…

Один из спрыгнувших спасся – после этого бытовала легенда, что им-то и стал Гастелло, о подвиге которого мы не так давно вспоминали!

Восстановив здесь, в меру возможности, историческую справедливость, перейдём к другому событию – впрочем, по нему-то единого мнения быть не может по определению! 5 августа 1772 года был оглашён манифест о разделе Польши (как выяснилось впоследствии – первом).




Соседи то и дело пеняют нам этим событием (и просматривают параллели с пактом Молотова-Риббентропа, о котором речь как-нибудь пойдёт), но, если вспомнить – чей гарнизон мы выбивали из Московского Кремля в 1612-м? С тех пор война между Россией и Речью Посполитой шла перманентно – причём, первая сторона усиливалась, а вторая – наоборот.

Основной причиной ослабления Польско-Литовского государства принято считать чрезмерное свободолюбие местной знати – как известно, король там избирался; а на сеймах действовало liberum veto: общее решение мог сорвать один-единственный несогласный! Более того – оппозиционеры  имели право собираться в конфедерации и законно отстаивать свои шляхетские свободы с оружием в руках. Разумеется, следствием такой вольницы могло стать только полное разрушение  вертикали власти – королю приходилось искать помощи у соседей, а Россия была ближе всех!

Таким образом, после окончания Семилетней войны, взгляды не вполне удовлетворённых её исходом алчных соседей – Пруссии и Австрии – закономерно устремились на эту обширную и плохо управляемую территорию. Недавно пришедшая к власти Екатерина никакого усиления германцев не желала! (Тем более, что в 1763-м ей удалось протащить на польский трон своего кандидата – и как принято считать, экс-любовника, Станислава Понятовского. Он, кстати, и станет последним королём Речи Посполитой). Тем не менее, действия именно нашей императрицы приведут к решительному развитию событий!



С избранием нового короля, польскими делами, практически, начинает заправлять российский посланник Николай Репнин; при этом он усмиряет сейм одной-единственной универсальной формулой: «Такова воля императрицы!» До поры это работало – но в 1767-м министр вносит неслыханное предложение: уравнять в правах католиков и диссидентов (то есть – православных и протестантов)!

(Пару слов о Репнине – этот достойный внук Петровского фельдмаршала отметится и участием в ряде военных кампаний, причём то и дело будет пересекаться с Суворовым, отчего меж генералами воцарится неприязнь.  А по молодости он обучался в Париже, но был возвращён императрицей Елизаветой, захотевшей оградить Николашу «…от разврата и распутства в этом Содоме»).

Иные историки склонны видеть в российской инициативе сознательную провокацию, а вовсе не заботу о православном населении – но факт остаётся фактом: непримиримая часть шляхты отказывается признавать решения сейма и образует Барскую конфедерацию (от города Бар). С другой стороны поднимается колиивщина – восстание беглых крестьян-гайдамаков и казаков; Речь Посполитая оказывается в хаосе гражданской войны; православные и католики с невиданным остервенением вырезают друг друга целыми городами.



Естественным развитием событий должна была стать иностранная интервенция – и она последовала. (Сейчас такое мероприятие, наверно, назвали бы «разделение враждующих сторон»). Русские войска сначала усмирили гайдамаков (их предводитель, Гонта, был выдан польской короне; с него содрали кожу, а потом четвертовали). Затем пришла очередь конфедератов – тут рядом побед отметится возведённый по ходу кампании в генерал-майоры Александр наш Василевич Суворов. (В самой крупной битве он побьёт гетмана  Огинского – дядюшку автора известного полонеза –  а точку поставит, взяв Краков).

Видя успехи русских, австрийцы и пруссаки тоже вводят свои войска – Фридрих начинает переговоры о разделе, и, после долгих согласований, он свершается. Россия получит Ливонию и часть Белоруссии с Полоцком и Витебском; всего – 92 тыс. км²  с населением 1 миллион 300 тысяч человек. Австрия отхватит 83 тыс. км², включая Галицию и Львов. Пруссия «удовлетворится» 36 тыс. км² северо-западной Польши (которые отделяли её от Бранденбурга).

PS: По мнению некоторых историков, Екатерина никак не могла быть довольна таким исходом дела – в конце концов, самые сладкие куски достались германским государствам: Фридрих забрал самую экономически выгодную часть, австрийцы – самую обширную.  Впридачу – всё это богатство досталось им без единого выстрела!

PPS: В 1795-м, после третьего раздела, Речь Посполитая окончательно прекратит своё существование – но это уже совсем другая история…


Напоследок. 5 августа вышел дебютный альбом «Пинк Флойд» – «The Piper at the Gates of Dawn»; некоторые считают, что он положил начало всему психоделическому року. Возможно… кстати, во время записи соседями «Флойдов» по студии были «Битлы» – они создавали «Сержанта Пеппера»!



Спортивные обозрения
Tags: батальонный комиссар Ююкин, первый раздел Польши
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments