shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Category:

В этот день… 27 июля

О том, как «революции пожирают своих героев»

Не так давно мы вспоминали взятие Бастилии и начало Великой Французской революции… так вот – 27 июля 1794 года (или, если угодно, 9 термидора II года), по мнению некоторых специалистов, она закончилась. В этот день случился так называемый термидорианский переворот, и настал конец «Эпохе Террора», которую ещё называют «Великий страх». Впрочем, по порядку.



«Эпоха террора» продлилась около года – историки ведут бесконечные споры о её причинах (а некоторые, наоборот, пытаются стыдливо замолчать) – но с нас хватит и элементарного. Революционеры, в основном, перебили контрреволюцию, отбились от вялотекущей интервенции соседей – и, как водится, начали делить между собой власть. Знакомая картина, верно?..


Для начала якобинцы Марат, Дантон и Робеспьер взяли законодательный орган, Конвент (причём, в самом прямом смысле слова – наведя на него пушки). Правда, Марата вскоре убила Шарлотта Корде – а Дантона, в конце концов, пришлось устранять лично Робеспьеру. (По пути на эшафот тот крикнет: «Максимилиан, я жду тебя, ты последуешь за мной!» – и угадает).



Впрочем, особенного провидческого дара и не требовалось – головы в те времена отлетали с пугающей лёгкостью (а, например, в Нанте «подозрительных» толпами, включая женщин и детей, просто топили). В конце концов, часть депутатов Конвента решит, что с распоясавшимся Робеспьером пора что-то делать.

(Среди заговорщиков отметим Поля Барраса – этот типичный революционер в своё время был уволен из армии за мелкую кражу, а в бурные времена Террора легендарно обогатился. Кстати, именно он приметит Бонапарта и произведёт его в капитаны, а затем будет всячески продвигать, и даже женит на своей поднадоевшей любовнице Жозефине Богарне). Остальные термидорианцы были деятелями того же типа: многим из них грозили обвинения в злоупотреблениях и коррупции во время репрессий – другие представляли бизнес, который, как известно, плохо себя чувствует в условиях неопределённости.



Итак, 27 июля в Конвенте поднялся бунт против Робеспьера – как принято, вождя революции обвинили в тирании. Нельзя сказать, что это было неправдой; да и полной неожиданностью для Неподкупного не было – но матёрого якобинца сгубила собственная самоуверенность.

С другой стороны – основания для неё имелись. Депутаты, не дав Робеспьеру слова, постановили его арестовать – но преданные ему национальные гвардейцы и коммунары решают по-своему. Робеспьера отбивают у конвоиров и препровождают в мэрию. Пока он приходит в себя, вокруг начинает собираться толпа сочувствующих; подтягивают даже артиллерию!

Самым логичным со стороны едва не свергнутого вождя было бы немедленно двинуться на Конвент – но он медлит: в конце концов, там – народные избранники, именем которых якобинцы всё это время и свирепствовали! Толпа, (как обычно, когда её никуда не ведут) начинает  томиться бездельем – и даже потихоньку разбредаться.

Между тем депутаты собираются с силами, прибывает упомянутый Баррас с подкреплениями – наконец, в полночь, как гром среди ясного неба, звучит известие: Конвент объявил бунтовщиков вне закона!

Надо прожить год при терроре, чтобы понять реакцию публики – площадь мгновенно пустеет, и уже через два часа в Ратушу приходят арестовывать Робеспьера повторно. (Руководит операцией всё тот же Баррас). Тут показания очевидцев расходятся: не то сверженный диктатор пытался застрелиться, не то это в него неудачно выстрелили – во всяком случае, Неподкупный был ранен в челюсть и до самого конца жизни уже не смог произнести ни слова!



Хотя, надолго это не растянулось – уже вечером Робеспьера с двумя десятками его сторонников (включая младшего брата, который был вместе с ним и пытался бежать, но упал из окна и покалечился) потащат на эшафот. Что характерно – толпа, только что не дождавшаяся команды на штурм Конвента, будет встречать своего недавнего героя издевательским: «Ваше величество!», или кричать: «Смерть тирану!»  Тело Робеспьера зароют в общей могиле; её местонахождение неизвестно. Диктатура якобинцев приказала долго жить.

PS: Менее чем через год Париж сотрясёт бунт роялистов; всё время упоминаемый нами Баррас призовёт Бонапарта (уже генерала) – и тот, без излишней рефлексии, сметёт мятежников пушечным залпом… но это – уже другая история.


Напоследок. 27 июля 1915 года во Флоренции родился великий Марио Дель Монако, которого называют «последним тенором di forza»; между прочим, среди бесчисленных наград певца был и Орден Ленина – за гастроли в СССР.




Спортивные обозрения
Tags: Баррас, Робеспьер, переворот 9 термидора
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments