shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 6 июля

О невозможности компромиссов

Вообще-то, сегодня – вполне официальный Международный день Поцелуев, но восприятие этого трепетного ритуала настолько индивидуально, что ограничимся просто напоминанием; также сообщим, что, вообще-то, поцелуями занимается  специальная наука филематология,  и – перенесёмся в мрачное средневековье.



По стечению обстоятельств, в один день, 6 июля, произошло две, как сказали бы сегодня, резонансные казни: в 1415-м в Констанце сожгли Яна Гуса, а в 1535-м в Лондоне обезглавили Томаса Мора. Обоих приговорили не за то, чем они памятны последующим поколениям (по крайней мере, формально). Заметим: за столетия их идеи не потеряли актуальности; а вот твёрдость, проявленная и тем, и другим перед лицом смерти воспринимается сегодня, как внушающий почтение анахронизм. Впрочем, по порядку.


Чех Ян Гус был выходцем из крестьян – это не помешало ему получить магистерскую степень в Пражском университете (а потом стать его ректором), и принять священство. В то время в католической церкви царили  разброд и шатание (как мы помним, даже пап вдруг одновременно стало три) – поэтому критические проповеди Гуса имели большой успех

Он учил, что долг истинного христианина: искать правду, и следовать ей – причём, не идя  на поводу у официальной церкви, и рискуя  всем, вплоть до жизни. А ещё: что власть, нарушающая Заповеди, безбожна – а собственность должна принадлежать справедливым. (То есть, неправедно нажитое равносильно украденному). И, наконец, осуждал продажу церковных должностей и взимание платы за таинства.  (Заметим, что при этом не Гус отделял себя от церкви – он выступал за её очищение).



Разумеется, такие взгляды вызывали неудовольствие; в конце концов, папа издал соответствующую буллу, и Гусу запретили проповедовать – однако, на его стороне оказались не только прихожане, но и светские власти. (Помимо прочего, Гус остался в истории как просветитель и, в частности, реформатор чешской орфографии – так что, в Праге он был свой). Тем не менее, вялые преследования начались; опуская подробности, скажем: история тянулась около девяти лет. (На основании романов и кино у многих сложилось мнение, что в те времена  любого еретика без разговоров хватали, пытали и сжигали – как мы уже не раз убедились, дело обстояло не совсем так).

В конце концов, Гуса удалось выманить на заседание собора в Констанце. (Говорят, за его безопасность поручились император и папа – но Иоанн XXIII  рассорился с кардиналами и бежал; а «охранная грамота» Сигизмунда на поверку оказалась «подорожной» – в общем, какие давались обещания неясно,  но в Чехии всё приняли за чистую монету, и возмущение двойным вероломством не знало границ).

Разумеется, судить Гуса за «очистительные» идеи было проблематично – поэтому его обвинили в распространении учения английского еретика Уиклифа: например, о том, что хлеб и вино при евхаристии не меняют своей сущности. Немало было там и другого крючкотворства; надо сказать, что многие идеи реформатора Гус разделял – но отнюдь не эти! Потому, когда ему предложили отречься, он отказался со словами: «Противоречит моей совести отрекаться от фраз, которых никогда не произносил».

Его пытались уговорить все, вплоть до императора – проповедник остался непреклонен, и взошёл на костёр…



Что касается Томаса Мора, то мы помним его, в первую очередь, как создателя книги «Утопия» – по сути, первого социалистического учения. Основная идея автора: все беды – от частной собственности; пока она существует – пороки и преступность неискоренимы. Потому в государстве Утопия труд обязателен – а власть выбирается населением. (К сожалению, у нас нет места разбирать это увлекательное произведение: отметим только, что в Утопии разрешены все религии, кроме атеизма; верховный властитель несменяем (кроме случая подозрения в тирании), а единственной пристойной причиной для войны признается ситуация, когда некий народ не использует свою территорию, а более рачительных хозяев со стороны на неё не пускает. Звучит и в самом деле актуально, верно?)



Но для XVI века это была чистая фантастика – никому и в голову не пришло обвинять Мора в «подрывных идеях». Беда пришла с другой стороны – лорд-канцлер категорически осудил развод короля Генриха и его отход от католической церкви (как мы помним, с тех пор главой англиканской церкви остаётся монарх); ушёл с должности и проигнорировал свадьбу с новой королевой, Анной Болейн. Затем Мор отказался принять присягу, по которой все дети короля и Анны Болейн признавались законными, а любая власть (включая духовную), кроме королевской династии Тюдоров – незаконной. Всё это (и много мелочей) повлекли за собой обвинение в государственной измене.

На уговоры Мор отвечал: «Я не могу переменить своих взглядов». Его приговорили к полуповешению с последующим оскоплением и четвертованием – но Генрих милостиво заменил это зверство «простым» отсечением головы.



PS: Томаса Мора, уже в ХХ веке, причислят к лику католических святых – а вот Яна Гуса не реабилитировали до сих пор… правда, в Чехии существует немногочисленная гуситская церковь – но это уже совсем другая история...



Спортивные обозрения
Tags: Томас Мор, Ян Гус
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments