shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 24 июня

Конец и начало

24 июня 1314 завершилась двухдневная битва при Бэннокберне – наверно, поклонники фильма «Храброе сердце» помнят, что именно этим историческим сражением завершается картина; именно 24 июня шотландцы отмечают, как День Независимости.

Мы уже как-то упоминали, что к тому времени энергичный король Роберт Брюс продолжив дело Уильяма Уоллеса, фактически выгнал англичан с большей части шотландской территории, и двинулся на юг. Эдуард II, не имевший ни опыта, ни таланта своего грозного отца, тем не менее, вынужден был реагировать – и двинулся на  шотландцев с примерно двадцатитысячным войском. (Есть мнение, что англичан было вдвое меньше – тогда силы оказываются примерно равными; впрочем, не будем покушаться на славу шотландского оружия!)

Итак, противники сошлись вблизи речки Бэннокберн – судя по источникам, бой завязался как-то неожиданно. Передовые отряды случайно наткнулись друг на друга – а у шотландцев его возглавлял сам Брюс. На него тут же бросился некий знатный рыцарь Генри де Бохун – между тем, король ехал налегке, а из оружия имел при себе только топор. Впрочем, англичанин напрасно предвкушал лёгкую победу – Брюс хладнокровно подпустил его поближе, а буквально в метре уклонился в сторону и обрушил удар на разогнавшегося противника. Самоуверенный рыцарь рухнул с разрубленным шлемом – и всем, что находилось ниже; битва началась.



Скупые хроники не раскрывают нам подробностей – но ясно одно: шотландцы действовали исключительно собранно и организованно (а ведь у Брюса было немало ополченцев!), у англичан же отсутствовала всякая координация. Их хватило только на сомнительный фланговый рейд – но горцы к тому времени уже научились поднимать рыцарей на копья! Грозные шотландские шилтроны (упрощённо сравним их с македонской фалангой) буквально сметали врага с пути.

(Источники сохранили ещё один яркий эпизод – выйдя на поле, шотландцы дружно упали на колени и начали молиться. Эдуард вообразил, было, что враги намерены сдаться – но ему намекнули, что так они просят милости у своих богов – а вот с англичанами разговор намечается иной). Вскоре король бежит с поля боя – и, как водится, лишённая командира армия рассеется. Поражение было полным – большая часть английского воинства ляжет замертво, и де-факто, Шотландия станет свободной. Впрочем, официальный мир будет заключён только через десятилетие…

…а теперь перенесёмся на пять столетий – потому что у нас, в отличие от шотландцев, в этот день 1812 года всё только началось! В ночь на 24-е июня «Великая Армия» Наполеона переправилась через Неман – уже к вечеру недоброе известие будет доставлено Александру I в Вильно; прямо с бала офицеры и генералы поспешат к своим войскам.



Как мы помним, «грозе двенадцатого года» предшествовал Тильзитский договор, заключённый императорами пятью годами ранее. Его главным последствием было наше присоединение к Континентальной блокаде – не имея возможности физически добраться до своего главного врага, Англии, Наполеон намеревался взять остров измором. Поначалу наши ревностно взялись исполнять условия, и закрыли торговлю с Британией – но вскоре обнаружили четырёхкратное падение экспорта хлеба (нашей нефти того времени!) С другой стороны, импорт из Европы (то есть, фактически – из Франции!) отнюдь не снизился; таким образом, торговый баланс стал резко отрицательным – проще говоря, из страны утекало золото! Что было делать? Разумеется, схитрить – с одной стороны, разрешили торговлю через третьи страны; с другой – ввели заградительные импортные пошлины на предметы роскоши. Французы возмущались – наши отмалчивались.

Помимо экономических проблем, были и политические – Александру не нравилось внезапно возникшее у него под боком Герцогство Варшавское; протестовал он и против других самоуправств Наполеона в покорённой Европе. Разумеется, бесполезно… была, как считают некоторые, и личная причина – точнее, две причины, поскольку Бонапарт дважды сватался к нашим великим княжнам – и дважды ему отказали…

Так или иначе, война назревала – и вот, роковой час, что называется, пробил. Наполеону удалось собрать для вторжения свыше 400 тысяч (впрочем, называются и цифры до 600 с лишком). Против нас шли полтора десятков народов Европы; в первую очередь,  наши недавние (и вскоре – будущие) союзники: австрийцы и пруссаки; а также – куда ж без них – поляки. Русские армии на западном направлении насчитывали менее 200 тысяч.



PS: Почти за год до этих событий, Александр скажет свои исторические (но десятилетиями замалчиваемые!) слова: «…возможно и даже вероятно, что он нас побьёт, но это ещё не даст ему мира. За нас – необъятное пространство, я скорее отступлю на Камчатку. За нас будут воевать наш климат и наша зима». Теперь мы видим, кто был истинным автором столь блестяще себя оправдавшей стратегии!

PPS: Наполеон собирался разбить нас в паре приграничных сражений, и закончить войну в Смоленске или Минске. Войдя через несколько дней в Вильно, он зачем-то застрянет тут почти на три недели. Совершенно не в стиле стремительного Бонапарта! Впрочем – это другая история, которая только начинается…



Спортивные обозрения
Tags: нашествие Наполеона, освобождение Шотландии
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments