shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Category:

В этот день… 20 июня

Про эпохальные события

20 июня 1837 года на престол взошла Виктория – Королева Соединённого королевства Великобритании и Ирландии (а впоследствии ещё и Императрица Индии). Её 63-летнее правление британцы с благоговением называют «Викторианской эпохой»; оно было самым продолжительным (хотя, у нынешней Елизаветы II есть шанс!), и, как считают многие, – самым славным и благополучным в английской истории.



Мы ещё не раз вернёмся к Виктории – пока же отметим, что любимица своих английских подданных, последняя королева Ганноверской династии, в первые годы жизни говорила только по-немецки; её имя при крещении: Александрина Виктория (в честь крёстного, нашего Александра I); а её внучка Виктория Алиса Гессен-Дармштадская станет нашей императрицей Марией Фёдоровной. И ещё – во время этого славного правления случилась Крымская война…


…впрочем, перенесёмся вглубь веков, где в 451 году случилась эпохальная битва на Каталаунских холмах – по мнению специалистов, она стала величайшим событием европейской истории! К сожалению, единого мнения насчёт точной даты и места, почему-то, нет – потому присоединимся к тем, кто считает, что события развернулись именно 20 июня, на полях современной французской провинции Шампань.

Итак, в тот год в Галлию вторгся Аттила. Согласно распространённой версии, грозного предводителя гуннов призвала сестра императора Валентиниана, Гонория – её, якобы, несправедливо притесняли, а поискать более подходящего заступника даме в голову не пришло. (Есть мнение, что гуннов натравили, а то и прямо подкупили вандалы – кстати, спустя всего несколько лет они придут из своей Северной Африки, и, таки, разграбят Рим, сделав своё имя нарицательным).



Представляется более вероятным, что Аттила и сам искал повода – так или иначе, он потребовал руку девушки и, как водится, полцарства; Валентиниан, разумеется, отказал – и вернулся к хмельным и прочим утехам, полностью доверив решение проблемы своему полководцу Аэцию.

Надо сказать, к тому времени Аэций уже лет двадцать управлялся с делами трещавшей по швам и стремительно деградировавшей Западной империи – человек он был весьма даровитый, и, судя по тому, что Валентиниан все эти годы оставался на троне – не слишком честолюбивый. Историки называют Флавия Аэция «последним римлянином», и до этого он поддерживал с гуннами относительный мир. (Заметим, что в юности Аэций провёл у них какое-то время в почётных заложниках, и потому в реалиях ориентировался неплохо. Более того – ему случалось привлекать того же Аттилу в качестве союзника!)



Однако, теперь всё изменилось – «Бич Божий» покатился по Галлии и  разорил Мец, Реймс Кёльн... (Парижу повезло – в те времена он был такой деревней, что гунны побрезговали и проскочили мимо). В двухстах километрах от Орлеана и произошла встреча старых знакомых.

Поскольку римской армии в привычном для нас понимании слова уже не существовало (служили сплошные варвары), Аэцию нужна была поддержка – ему удалось договориться с вестготами Теодориха и мобилизовать аланского короля Сангибарна. (Эти аланы, в отличие от оставшихся на Кавказе, прикочевали в Галлию; именно Аэций расселил их вблизи Орлеана). На стороне Аттилы были остготы и множество германских племён; численность каждой из армий историки оценивают, минимум, в сто тысяч.

Хитрые римляне успели занять возвышенное место: слева – Аэций, справа – Теодорих, в центре – аланы. (Иные историки утверждают, что их выставили на убой, а в тылу поставили римский заградотряд; другие, совсем наоборот, уверяют, что именно о твёрдость аланов разбились гуннские атаки). Так или иначе – Аттила необычно долго решался (говорят, что ему было плохое предзнаменование; есть, впрочем, не противоречащее первому мнение, что вождь гуннов готовился, при неудаче, укрыться под покровом ночи). Наконец, в третьем часу дня, битва началась.

Побоище шло до темноты: атаки гуннов были отбиты, после чего оба римско-готских крыла нанесли удар и, действительно, загнали Аттилу в лагерь. (Составленный из повозок, тот представлял собой настоящую крепость). Наутро обнаружилось, что престарелый король Теодорих пал в бою – и Аэций неожиданно отправляет его сына восвояси, принимать трон. Со всей армией.



Видя такое дело, Аттила (который, как говорят, уверовал в своё поражение и даже готовился совершить самоубийство) снимается с лагеря и тоже потихоньку уходит. Есть мнение, что хитроумный Аэций сознательно отпустил гунна, чтобы сохранить его, как противовес своим нынешним союзникам.

Так или иначе – битву на Каталаунских полях принято считать величайшей победой сил европейской цивилизации над варварством… тут, конечно, можно вспомнить, что Рим падёт через четверть века – но не будем спорить.

PS: Через три года император Валентениан в пьяном угаре зарежет своего хранителя Аэция – и, естественно, уже в следующем году будет убит сам. А ещё раньше, по не до конца ясной причине, умрёт Аттила – до этого он успеет начать новое вторжение, но будет остановлен римским папой Львом… впрочем – это уже совсем другая история.



Спортивные обозрения
Tags: "Бич Божий", "Последний римлянин", Аттила, Аэций, Виктория, королева Великобритании
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments