shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Categories:

Западные ценности - 4

x_ea7f9476

Нобелевский комитет в очередной раз осрамился - присудил Премию Мира Евросоюзу. Притом, что были вполне достойные кандидаты: например, наши правозащитники и бескомпромиссная радиостанция «Эхо Москвы». В очередной раз Европа нас не оценила – ну и наплевать на неё. Исторический опыт показывает, что с этой самодовольной Европой по-другому нельзя.

Впрочем, наплевать не так-то просто – и дело даже не в наших углеводородах, от которых она так мечтает отделаться. С углеводородами, как раз, у них ничего не получится – никакой замены им в ближайшей перспективе не предвидится, хоть заставь всю эту самую Европу какими-нибудь ветряками. Конечно, велико желание сбить цену или попросту забрать наше национальное достояние  даром, но как? Разве что в очередной раз попытаться нас завоевать - а это, как известно, дело малоперспективное.

Но так было не всегда - и не везде.

Полистаем хоть школьный учебник, и мы увидим, что вся европейская история, вплоть до середины двадцатого века – сплошная хроника завоеваний и переделов. Только после Второй Мировой европейцы развернули аттракцион неслыханной щедрости, массово даруя свободу своим колониям. Разумеется, не потому, что у них вдруг открылись глаза на собственную вековую несправедливость. С одной стороны, сказались последствия войны, - и, скорее, это были не столько потери, сколько всеевропейская усталость. Ну, психологически сложно было послевоенным британцам опять привязывать мятежных индусов к пушкам! (Вообще, две мировые, а по сути, европейские войны, – это грандиозный по трагизму, поразительный по идиотизму многих участников, и пугающий по последствиям мемориал взаимоистреблению белой расы).

К тому же, население колоний сильно изменилось, галопом проскочив исторический путь, на который без помощи «белого человека» ушли бы многие столетия. (Другой вопрос – насколько он мог бы оказаться другим, и не стало бы так для всех лучше). Но, что сделано, то сделано – аборигены пообтесались и почувствовали непреодолимую тягу к самоопределению. Действовали они по-разному: кто-то обходился «ненасильственным сопротивлением», кто-то совсем наоборот, - но колонизаторы ушли. Собственно, недалеко и ненадолго – очень быстро выяснилось, что эксплуатировать туземцев можно по-новому, и столь же успешно. Стрелять те более-менее научились, а вот делать ружья – нет; не говоря уж об эксплуатации мудрёных механизмов белого человека. Таким образом, Европа (и, разумеется, давно примкнувшая к ней Америка) благополучно продолжили разработку колониальных богатств – правда, за это теперь приходилось немного приплачивать. А потом начался великий исход промышленного производства, результаты чего Запад вскоре пожнёт в виде полной деквалификации и даже люмпенизации собственного населения.

Впрочем, всё это – практически новейшая история, в которой Запад близок к тому, чтобы утратить доминирующее положение в этом мире. Хотя, скажите по совести – кто в это по-настоящему верит? Вроде, по всему выходит, что краха не миновать, что это, как говорится, объективная реальность – но нет, мы отводим глаза в сторону и шепчем: «Не может быть, они выкрутятся, они такие могущественные».

Западные (читай: европейские) ценности буквально пропитали человечество. И речь вовсе не о современных идеях этого умирающего мира – они, как раз довольно странные и противоречивые, а потому привлекательны либо для соответствующего контингента, либо для демагогов. Речь о многовековом торжестве Запада над континентами и народами. На чьих языках мы говорим? Чью историю изучаем, наравне с собственной? Чья культура – от Возрождения до какого-нибудь поп-арта – служит нам образцом для подражания? Чьи технологии навсегда стали для нас символом прогресса и совершенства?

Разумеется, всё это произошло не в один день, и не в один век. И сделал всё это совсем другой Запад. Он не был ни толерантным, ни политкорректным, отнюдь. Европейцы отличались исключительной пассионарностью, то есть, говоря попросту, не знали комплексов, были жадны до жизненных благ, и искренне верили в свою исключительность. В общем, мир был создан для них – оставалось его освоить.

Пожалуй, первыми за это обстоятельно принялись древние римляне – в конце концов, европейцами того времени были именно они, а галлы с прочими германцами -  ну, как бы это сказать… Надо отметить, что военное преимущество Рима над туземцами было вполне относительным – времена «грохочущих трубок» ещё не наступили. Поэтому отдадим завоевателям должное: для создания наиболее организованной, а потому самой непобедимой армии тех времён им пришлось немало поработать, причём, в значительной степени, головой. Зато в остальном различий мы находим мало – пришёл, увидел, победил. Рапорты Цезаря о миллионе убитых галлов или Траянова колонна, где победители размахивают отрубленными головами – памятники поздних времён, но у нас нет никаких оснований считать, что методы приобщения варваров к цивилизации менялись. Более того – как раз поздние римляне начали давать слабину – искать для своих вторжений некий благопристойный повод, потом сажать на престол приглянувшихся местных царьков. Цезарь, как мы помним, даже умудрился протащить туземных вождей в Сенат – возможно, убили его, в том числе, и за это. Впрочем, дела было уже не поправить – началась ползучая экспансия; роль варваров в жизни Империи становилась всё важнее; потом они начали защищать её от ещё более варварских варваров; потом стали в ней править; потом… ну, вы знаете.

А некоторые считают, что история не повторяется!

Далее на протяжении долгих столетий будущие европейцы занимались исключительно тем, что пытались осознать себя таковыми, а тем временем с исключительным усердием резали друг друга. Возможно, их смогли бы построить монголы – но тем помешали внутренние проблемы. В результате, грозные кочевники благополучно остались с нами, предоставив историкам возможность бесконечно спорить, кто от этого выиграл.

Ещё раньше была попытка некого объединения средневековой Европы, а заодно и очередной колонизации – нам она известна под названием крестовых походов. И то и другое получилось не очень – между собой подозрительные бароны и короли не ладили; а туземцы попались уж очень воинственные и несговорчивые. Особенно не способствовала успеху идеологическая подоплёка – банальный грабёж аборигены ещё бы как-то поняли, но «священная война» показалась им слишком серьёзным вызовом. Вообще, идеологические противоречия имеют обыкновение заслонять истинные цели любой войны и приводят к совершенно излишнему ожесточению сторон. В итоге, успехи оказались локальными и кратковременными; вскоре доблестные рыцари утратили всё завоёванное. Более того – как выяснилось, они разбудили лихо – вскоре их потомки будут вынуждены проявлять чудеса героизма, отстаивая собственные косовы поля.

Вышеперечисленные события крайне интересны сами по себе, но ещё интересней наше к ним отношение – зная довольно многое о древних римлянах и средневековых европейцах, мы склонны восхищаться их деяниями и даже искать в них некие моральные императивы для себя. Все они у нас великие – и  палач галлов Цезарь; и мясник Ричард Львиное Сердце; и множество менее известных персонажей вроде храбрых разорителей Константинополя или благополучно потонувшего в ручье Барбароссы. Можно сказать банальное: «такие вот жестокие были времена», можно в очередной раз повторить, что «историю пишут победители», - всё это справедливо, но это только часть феномена. Удивителен контраст между нашим знанием и безудержной героизацией строго одной из сторон конфликта.

С европейцами всё понятно – их веками приучали считать своей исторической и духовной колыбелью Древний Рим (что вообще-то показательно: ни относительные домоседы греки, ни столь по-современному толерантный Александр Македонский – именно алчные, твердолобые покорители всех и вся: римляне).  Европейцы своими прародителями гордятся: от них пошла демократия, от них пошло право, от них пошли языки – да что там, от них пошла вся западная цивилизация!  Крестовые походы овеяны для европейца романтическим ореолом – как же, «освобождение Святой Земли», «возвращение Гроба Господня»!

Но мы-то тут при чём?

Ах, да – стыдно не знать классики. Но кто вбил нам эту мысль в голову? И зачем? С чего мы решили, что эта классика – наша?

Или мы всё-таки «Тартария»? Или мы – «язычники, от которых самого Господа Бога тошнит»? Ведь называли нас и так – для средневековья формулировочка ещё та! Пострашней, чем в наши дни заявить: «А у вас проблемы с демократией». Суть, впрочем, одна – услышишь что-нибудь подобное в свой адрес – и прощай, спокойная жизнь, начинай ждать, когда придут тебя воспитывать. Или - готовиться к встрече.

Насколько нам известно (и подтверждается самим фактом нашего существования), Русь западной колонизации избежала. По крайней мере, пока. Но это, как говорится, отдельная история.


Спортивные обозрения

Tags: древний рим, европа, запад, колонизаторы, крестовые походы, туземцы
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments