shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Западные ценности – 3

«Ну, почему они нас так не любят?» - горестно восклицают россияне, наткнувшись на новость об очередной гадости, учинённой нам Западом. А новостей таких немало – то наших шпионов поймают, то туристов из отеля выгонят, то по-русски говорить не дают, – в Финляндии, вон, и вовсе додумались детей отнимать.

Насчёт детей - история особая. Каким-то удивительным образом мы за пару десятилетий умудрились раздать по миру десятки, а то и сотни тысяч своих детишек. Причём делали это даже с некоторым облегчением. О подавляющем большинстве ничего не слышно, из чего хочется сделать вывод, что у них всё хорошо. Но вот стоит чему-нибудь случиться… Возьмём ту же Америку: много ли нам рассказывают о детях, которых англосаксы выходили, вырастили и благополучно приняли в своё буржуинство? Нет, разумеется, но стоит найтись какому-нибудь заокеанскому подонку, как поднимается невиданная волна возмущения, возмущённо встают депутаты с кучей законопроектов и с грозным омбудсменом во главе,  - господа, мы понимаем, что такое пиар и как без него в наше время невозможно прожить, но тема уж слишком деликатная! Разве мало мерзости в отношении детей творится у нас самих – до сих пор, как будто не прошло тех самых двух десятилетий? Мало их где-то голодает, бродяжничает, клей с газом нюхает, колется, ворует, убивает? Мало их самих убивают и насилуют? Сколько детей каждый год у нас пропадает бесследно? Разброс цифр вызывает недоверие к любой из них, что ужасно само по себе, -  но даже когда пропавших пытаются искать, то в рядах спасателей, полицейских и бесчисленных активистов никаких депутатов, не говоря уж об омбудсменах, мы не видим. Прессы, между прочим, тоже не так уж много. Оно и понятно – кому охота грязь месить в нерабочее время.

Кстати, о прессе. Может быть, мы несправедливы к нашим уважаемым депутатам и чиновникам? Может, они денно, нощно и незаметно пекутся о счастливом детстве новых поколений – просто как раз нерадивая пресса этим не интересуется, и до общественности не доносит? Вообще-то, всё может быть – даже такое. Но, пока не слышим – не знаем. Зато знаем о страшном бедствии под названием «ювенальная юстиция». Кстати, от неё-то и страдают наши мамаши в Финляндии и разных других странах. Причём, ситуация как под копирку – пресса, омбудсмен, депутатские запросы, часы телерепортажей и телеобсуждений, «взорванный» интернет. В общем, массовая озабоченность налицо – а тут выходишь из подъезда, а к тебе пара оборванных пацанов: «Дядя, дай рубль». Плюнешь, дашь, и идёшь дальше, преисполненный чувством собственного благородства и горя душой на бессердечных финских «ювенальщиков».

Что характерно – уже не раз помянутые финны на наши истерики реагируют вполне флегматично. Даже с дипломатами в последний раз разговаривать не пожелали. С одной стороны – ну, известное дело; народ такой. С другой – собственно, кто они такие и как смеют? Забыли сороковой год? (Впрочем, это скорее, мы о нём стараемся не вспоминать – ну разве что с целью в очередной раз поговорить о кровожадном и бездарном Сталине).

Да и времена другие – ладно, давайте прижмём их в чём-нибудь другом. Трубу какую-нибудь перекроем, лес продавать не станем (хотя, как говорят, при новых пошлинах с лесом вопрос решается сам собой). Не получаются санкции? Ну, тогда кинем клич в массы и начнём изо все сил бойкотировать финские мобильники. Скажете, ихней «Нокии» и без того плохо? Вот, станет совсем невмочь…

Что любопытно – ничего подобного у нас никто не предлагает даже в шутку. Ну, может быть, совсем неслышно. Пикетов у дипмиссий тоже, вроде бы, не наблюдалось. Народ, то есть общественность, безмолвствует? Может, понимает, что не так уж это серьёзно – просто большие начальники играют в свои игры? Народ – он, вообще-то, мудрый; станешь тут мудрым за столько демократических лет.

Однако осадок неминуемо остаётся – «не любят они нас».  Да и за начальников гложет какая-то иррациональная обида: какие ни есть, - но ведь свои, не чужие. Опять же, великую державу представляют. А тут на тебе – утёрлись и пошли восвояси.

Впрочем, можно попытаться посмотреть и на аргументы другой стороны. В сущности, нам говорят: ребята, из-за чего шум? С некоторым таким недоумением. Мы что, силком увезли ваших бывших согражданок в свою тундру? Нет, они прямо-таки не чаяли в ней оказаться. Мы их как-то обидели: скажем, назад выгоняли? Тоже нет. Приняли, паспорта выдали. Так что теперь они, как бы, не ваши. Наши они. И значит, мы и поступаем с ними, как со своими. По своему обычаю. Вам он, как выясняется, не по нраву – ну, что тут поделаешь? Мы же на своей территории – к вам не суёмся.

И вот ведь что получается – когда западный мир бьётся над проблемой «свой-чужой», мы, вроде, с ним заодно. Тут же вспоминаем про «чужой монастырь», про Рим, в котором надо «жить, как римлянин». (Кстати, жили далеко не все, что, в числе прочего, Рим и сгубило). Европейцы доигрались со своим либерализмом, и теперь обходят стороной целые кварталы собственных прекрасных городов – у нас те же проблемы. Пока в зачаточном состоянии, но поднимаются на самом высшем уровне – уже не говоря про бесчисленные телеговорильни.

Но как же неприятно, когда «понаехавшими» оказываемся мы сами! Точнее, даже не мы – если разобраться, кто нам эти отдельные люди, которые благополучно свалили из «этой страны»; пристроились в «цивилизованной»; наверняка считали это большой удачей; вполне возможно, с высокомерием посматривали на бывших сограждан – и тут…

Гром! Молния! Оказалось, у аборигенов есть не только социальные службы с пособиями, но и какие-то «свои порядки»! Более того – они тупо настаивают на их соблюдении.

Сразу вскипает свободолюбивая русская (или какая там) душа. Сразу вспоминается РОДИНА и возникает обидчивое ожидание – когда же она пришлёт Красную Армию, почему медлит? Почему ограничивается словесными перепалками – причём на своей территории, в уютной безопасности кабинетов и телестудий? И вообще – а, попросту, не используют ли нас?

Неприятно говорить, но очень на то похоже. Вообще, говоря о «соотечественниках», неплохо бы определиться - это, вообще, кто? Вот, скажем, этнические русские в прибалтийских республиках или на (то есть – «в») – Украине: их и впрямь так безбожно притесняют, как мы об этом то и дело  слышим? Тогда, почему они упорно там сидят? Помнится, в своё время из некоторых вновь образованных азиатских держав русские бежали буквально, в чём были. (Кстати, как оказалось позже, аборигены бросились в погоню - некоторые даже догнали, и сейчас мы видим их на собственных улицах).

Не то происходит на западных окраинах Российской Империи - как-то не очень бегут из них люди. Значит, выходит, страшно сказать, там им лучше? Ну, некоторые периодически начинают шуметь насчёт русского языка - и пробуждают одобрительное эхо на исторической родине. Однако - банальность, конечно - как-то принято в мире, чтобы граждане знали  местный  язык. (Да и приезжие с разрешением на работу тоже). Ну, не считается это признаком дискриминации. Да и удобней, вроде, нет? Вон, и у нас что-то подобное пытаются устроить.

Получается: наши бывшие соотечественники хотят жить в другой стране, но по каким-то своим (кстати, необязательно российским) законам. Должны ли мы их в этом поддерживать? Ну, на уровне ни к чему не обязывающих разговоров – почему бы и нет?

Что касается ювенальной юстиции, то, по нашему разумению, это и впрямь редкостная гадость. Зачем мы тащим её в рот, не успев пережевать, скажем, ЕГЭ – уму непостижимо. Впрочем, почему же? Если конечная цель – разрушение института семьи, то в качестве одного из средств ювенальная юстиция вполне себе хороша. Кстати, на Западе мнения насчёт неё тоже разнятся - но речь, в сущности, не об этом.

Речь о том, что «нас не любят». Так вот: ничего неожиданного в этом нет, и огорчаться тут нечему. Никто никого не любит, пресловутое «братство народов» - не более чем утешительная выдумка. Кому-то становится неуютно от мысли, что со всех сторон враги – но ведь примерно так дела и обстоят! Может, и не то чтобы враги, - но уж ни в коем случае не друзья.

Поэтому – ну что мы к ним пристали? Как нам избавиться от выращенного за годы тотальной демократии комплекса этой постоянной оглядки: «А что они скажут? А как у них? А почему у нас не так?»

Да, немало порезвились на наших просторах импортные консультанты – и очень неохотно оттягиваются они восвояси. Да, всяк желающий продолжает, по привычке, нас воспитывать. Ну, что, давайте, наперекор, перевоспитывать их, воевать за «мировое общественное мнение»?

Право, слово, господа, у нас своих забот хватает. А общественное мнение, как следует из практики, имеет свойство склоняться на сторону сильных, независимых – и абсолютно к нему равнодушных.



Спортивные обозрения

Tags: омбудсмен, пиар, соотечественники, ювенальная юстиция
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments