shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Categories:

В этот день... 4 июня

О том, что маскируют названия

4 июня 1916 года началась славная операция Первой мировой, вошедшая в историю как Брусиловский прорыв – все о ней, как минимум, слышали, но не всякий задумывался о необычности названия.  В самом деле – мы знаем Невскую битву – но отнюдь не «Александровскую»; штурм Измаила – а не какой-нибудь «Суворовский приступ»; наконец – даже битва за Берлин не переименована в честь Жукова. В военной истории принято называть сражения именами мест, где они происходили, а не полководцев… почему же для Брусилова сделано такое исключение?

На самом деле, никакого исключения не было: поначалу Российская империя узнала о победном Луцком прорыве – а вот потом, усилиями либеральной прессы, произошла подмена. И дело тут не в Брусилове – а в главнокомандующем, Николае Втором. Уж очень не с руки было оппозиции допустить, чтобы общество связывало с царём нашу самую большую победу той войны! Так был изобретён и успешно внедрён культ и впрямь хорошего генерала от кавалерии Брусилова – а большевики, по понятным причинам, его поддержали…



Впрочем, об этой выдающейся операции мы ещё поговорим (как-никак, она длилась, без малого, три месяца) – потому, в рамках нашего формата, переносимся в год 1989-й – и день, когда в Пекине случилось происшествие, которое называют «События 4 июня», или «Резня на площади Тяньаньмэнь». Общеизвестно, что в этот день китайские власти разогнали протестующих студентов – но вот истинные причины, ход и масштаб событий неясны до сих пор.


Согласно наиболее распространённой версии, десятки тысяч вышли на площадь, требуя демократических реформ – а их раздавили танками: тысячи погибли на месте, тысячи – были репрессированы и казнены впоследствии. Именно в таком виде представили это событие миру западные СМИ – в то же время, некоторые наблюдатели справедливо указывают, что большинство журналистов вели свои прямые репортажи из гостиницы «Пекин» – а оттуда пресловутая площадь, попросту, не видна.

Действительно, палаточный лагерь был – но он появился ещё 27 апреля. На самом деле – там было много студентов; но хватало и самой разной публики. Поэтому часть демонстрантов требовала «ускорения реформ», а другая – их остановки. (К тому времени модернизация Дэн Сяопина длилась уже десятилетие – а прелести перехода к капитализму мы знаем на своём опыте. Интересный момент: когда наиболее радикальные активисты затеяли марать краской памятник Мао, соратники их тут же повязали и сдали властям).



Кстати, о властях. Всё это время (больше месяца) они ограничивались увещеваниями и уговаривали протестантов разойтись подобру-поздорову. Наконец, за день до событий, на площади появились безоружные солдаты. Что они там делали не очень понятно, но никаких столкновений зафиксировано не было – а утром 4-го нагрянули пресловутые танки.

Дальнейшее многократно описано, а количество жертв называется самое разное. Например, разведка НАТО зафиксировала 6000 убитых гражданских, и 1000 солдат. Официальный Пекин называет цифру в «200 человек убитыми; из них: 36 студенты, 10 солдат и 13 представителей прочих силовых структур; около 7 000 раненых». Оказавшийся вскоре вблизи места событий знаменитый сингапурский президент-реформатор Ли Куан Ю увидел полтора десятка обгоревших танков. Другие источники сообщают уже о более чем тысяче сожжённых по всему городу армейских машин.

Разумеется, проверить подлинность этих цифр мы не можем – но можем обратить внимание на противоречия. Если разведчики НАТО говорят о тысяче убитых солдат, то возникает вопрос: кем убитых? И кто сжёг всю эту военную технику? (Кстати, бензин в Китае тогда лимитировался; достать его было нелегко). Наконец, если власти заявляют о двух сотнях погибших, среди которых всего полсотни силовиков и студентов – то кто же остальные?



Согласно на удивление мало у нас распространённой версии, всё происходило совсем не так. Никакого побоища на Тяньаньмэнь не было – в ночь на 4-е митингующих убедили-таки разойтись. Бронетехника утром действительно появилась – для того, чтобы снести опустевший палаточный лагерь. (Кстати, именно эту версию подтверждал Грэм Эрншоу из «Рейтер» – единственный иностранный репортёр, присутствовавший в ту ночь на площади. Выяснить что-нибудь о дальнейшей карьере и судьбе этого человека нам не удалось).

А вот в городе действительно шли настоящие бои – и отнюдь не с демонстрантами, а с экстремистами, вооружёнными «коктейлями Молотова» и автоматами. Именно здесь горели машины, и гибли солдаты – причём, некоторые из них были буквально растерзаны и повешены – об этом свидетельствуют фото, сделанные очевидцами.

Происхождение этих гипотетических банд остаётся неясным – впрочем, гораздо важнее, что больше о них никто никогда не слышал.

PS: Посмотрев сделанные с безопасного расстояния «объективные репортажи», мировое сообщество сделало властям Китая выговор. А вот бизнес их твёрдость оценил – и увеличил инвестиции в китайскую экономику… впрочем, это совсем другая история!




Спортивные обозрения
Tags: "Брусиловский прорыв", "Резня на площади Тяньаньмынь"
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments