shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Западные ценности - 2

1f04c_3109_250x160

Многие историки у нас считают, что во всём виноват Пётр Великий – ну, примерно как Чубайс. Якобы именно с него началось на Святой Руси иностранное засилье, а потом и пресловутое «низкопоклонство перед Западом», с которым так пылко, но, в целом, безуспешно боролись большевики.

(Кстати, борьба эта была, конечно, обречена. Более того – должна была закончиться прямо противоположным результатом, что собственно, и произошло. Ну, свойственно это человеческой натуре – «запретный плод сладок» и всё такое. Поэтому запретить ничего невозможно. Но можно рубить ослушникам головы, и какое-то время продержаться. Что, собственно, Пётр Алексеевич и делал).

Возвращаясь к Петру – персонажем он был, конечно, мрачным, но насчёт «иностранного засилья» можно поспорить. Иностранцы на русской службе появились задолго до него, и постоянным потоком прибывали после. Ключевое слово здесь видимо – «на службе». Заморские специалисты на Руси именно служили – и многие делали это настолько ревностно, что благополучно прирастали к новой родине, перенимали обычаи, принимали веру, женились, и, в конце концов, через поколение-другое, вполне искренне начинали считать себя русскими. Да, им доставались, что называется «руководящие должности», что вполне естественно – не дворников же из-за границы выписывать. Да, некоторые сделались генералами и вельможами – но, не переставая при этом быть слугами Царя и Отечества. Да, наш последний Император был русским не то на одну шестьдесят четвёртую, не то на одну сто двадцать восьмую, не то…

…Вот какое это имеет значение, спросим мы? Вы ещё пересчитайте на миллилитры. Право же, наши потенциальные партнёры по НАТО в национальном вопросе отличались куда большей последовательностью, и лишь совсем недавно научились различать граждан постсоветского пространства. Да и то на официальном уровне – а так, по жизни у них все до сих пор «русские». Часто и с умилением повторяемый либералами тезис об «американском плавильном котле» работал как раз у нас – по крайней мере, до нового времени. Подтверждение этому – любой справочник, вроде «знаменитые люди России».

Мы не станем обсуждать проблемы национального вопроса в пресловутой «тюрьме народов» - хотя тема эта весьма актуальна. Подчеркнём только, в очередной раз возвращаясь к Петру, что западные иностранцы вливались в наше общество вполне гармонично и, что важно, никакими существами высшего сорта не считались. Даже, собственно, наоборот – русские люди тех времён были преисполнены какого-то спокойного и неколебимого ощущения собственного превосходства. Исконно русское происхождение ценилось в карьерном плане, причём традиция эта сохранилась и при советской власти. Так что быть русским (или потомком ханов) являлось достоинством само по себе, а гастарбайтеров ценили вполне утилитарно, то есть, по заслугам. Принципиально и то, что общество было сословным: «немец» мог быть начальником для крестьян - но оставался таким же, как они, холопом для боярина.

Вот так обстояли дела три столетия – да, по большому счёту, ещё и три десятилетия – назад. Что, по-вашему, могло случиться, и почему мы уже на протяжении целого поколения с благоговением произносим  магическое словосочетание «цивилизованные страны»? Почему с остервенением кидаемся «перенимать опыт»? Скажете, Пётр Великий завещал – но ведь он-то учился пушки лить, корабли строить и другим практическим вещам – а потом отнял у Швеции майку сверхдержавы. Мы же тащим в дом всякую мировоззренческую гадость; а вот насчёт того, что можно потрогать – прямо беда. Научились кое-как собирать их машины – радость выше крыши. Кстати, Советская власть перенимать у Запада отнюдь не гнушалась: тырили всё, от атомной бомбы с ракетами до телевизоров и магнитофонов. В общем, правильный путь:  совсем недавно так начинали японцы и разные «азиатские драконы» - и вот, где они теперь?

Некоторые вспоминают недобрым словом разных «стиляг» и прочих отщепенцев – доля истины в этом, конечно есть, но иностранный ширпотреб ценили ещё в Киевской Руси. Советские граждане поголовно гонялись за «импортом» и слушали всякий рок-н-ролл – но это не мешало им, например, исправно служить в советской армии, а «косарей» считать людьми не вполне полноценными.

Можно вспомнить «Войну и мир» Льва Толстого с навязчивыми франкоязычными диалогами – но куда как не на Бородино отправились эти дворяне потом? Были у нас и «англоманы», да кого только не было. И либеральными мыслишками баловаться Русь начала давно – вспомним хоть немку Екатерину Великую, у которой на полгода загостился сам Дидро. Конечно, императрица на его призывы пустить дворцовое добро на бедняков не повелась – однако правы будут те, кто скажет, что зёрна вполне западного инакомыслия проникали к нам и таким путём. А уж после наполеоновских войн случился настоящий обвал – но, скажите по совести, разве кто-нибудь из декабристов собирался превратить Россию в провинцию Запада?

Споры «западников» со «славянофилами» - тема отдельная; и те и другие высказывали множество здравых мыслей, но уж слишком старались быть последовательными. В итоге, к нашему времени, говорить об «особом русском пути» стало как-то неудобно – засмеют. Уж больно нехорошая репутация у этого вполне достойного понятия. Словно вы к армякам с лаптями зовёте.

Между прочим, путь-то, безусловно, имеется. Только все видят его по-разному, так что  куда идти – непонятно. С «национальной идеей» тоже непонятно: то мы её ищем, то уже нашли, то оказывается, что их, на самом деле, несколько, и они разные… Наиболее логичными в этом смысле выглядят те, кто призывают ничего не искать, а вслушаться в себя. На самом деле: национальная идея – это же не Бозон Хиггса, чего её искать-то? Она или есть, или нет. Если есть – её надо как-то почувствовать. Приборы тут бесполезны, даже если они сделаны в какой-нибудь «развитой» стране.

Может, некоторое наше бездумное топтание на месте тем и объясняется? Может, это естественный процесс – поди, сориентируйся, когда из-под тебя в одночасье вышибли всю идеологию? Вы скажете, идеология была плохая, потому и вышибли? Ну, это старая песня. Любая идеология имеет свойство изнашиваться и терять актуальность – на то и поставлены в государстве специально обученные люди. И потом, у государств обычно бывают руководители – это, конечно, всего лишь должность, но, иногда, ещё и призвание. Потому так важна роль лидера в переломную эпоху, когда привычные приёмы вдруг перестают работать.

Если же стране с лидером не повезло, национальная идея неизбежно рушится. Конечно, не сама по себе – тут бывает замешано множество обстоятельств. И возникает соблазн схватиться за какую-нибудь чужую, зато готовую идею – а то и за несколько сразу, и попытаться слепить из них что-нибудь подходящее. Так у нас и вышло.

Проблема в том, что это почти никогда не работает. И уж точно не могло сработать для такой большой и по-настоящему самобытной страны. Начали с «западных ценностей», теперь вот говорим о «китайском пути» или даже каком-нибудь «сингапурском опыте». Ну, странно всё это.

«Средства у нас есть, у нас ума не хватает». Эй, варяги, придите! Или, там, сингапурцы! Придите хоть кто-нибудь!

Товарищи, оглянитесь – варяги уже здесь. Искать никого не надо. Мы не можем утверждать, по чьему-то умыслу или по стечению обстоятельств, но случилось то, что случилось. Мы (ну, часть из нас) решили считать себя Европой. Может, просто потому, что она на момент выглядела наиболее привлекательно. (Но с тех пор многое переменилось – и наметился разворот в сторону Азии. Господа, поаккуратней, так и шею свернуть, туда-сюда вертясь, недолго!) Конечно, были поползновения стать Америкой, но далековато она как-то, да и не очень верилось, что получится. И потом – сойдёт и Европа, ценности-то всё равно, в основном, англосаксонские.

Вот как-то так оно и вышло – незаметно и стремительно. И без особо глубоких предпосылок в прошлом – хоть древнем, хоть недавнем. В результате, мы притащились в Европу и сели там где-то у входа на своём стульчике. И с тех пор потихоньку пытаемся двигаться к серединке – если ничего не случится, такими темпами столетий за несколько можем и доползти.

Но за несколько столетий что-нибудь непременно случится – может, и не раз! Так что вопрос сейчас только в том, чтобы осознать: мы не знаем, в чём наша идея, но это не страшно, потому что временно. Зато мы почти поняли, какая идея – не наша, и это, поверьте, немало. Не надо торопить события, всё придёт в своё время. Будем ждать и прислушиваться к себе. Где-то там прорастает наша идея – не прозевать бы…

P.S. Кто-нибудь наверняка назовёт это программой для ленивых. Ну, и чего тут плохого? Бывают времена, когда лучше лениться, чем совершать поспешные и неосмысленные движения. Впрочем, это совсем другая история.

Спортивные обозрения      

Tags: Пётр Великий, западные ценности, национальная идея
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments