February 7th, 2013

Французская болезнь

Французы объявили, что в марте уйдут из Мали. Ну, или почти уйдут. Или вовсе не уйдут – прочтём мы между строк: ведь исламисты – они такие; пальца в рот не клади. В общем, французы уйдут по мере выполнения своих благородных задач, прописанных в мандате ООН.

Поскольку мы не ООН, зададимся вопросом – какие, на самом деле, задачи решают в своей бывшей колонии французские вояки? О борьбе с «терроризмом» и «радикальным исламизмом» в приличном обществе говорить уже как-то неудобно: в конце концов, именно французы громили вполне легитимного полковника Каддафи на стороне террористов; а теперь всячески содействуют им в свержении не менее легитимного президента Асада.

А вот легитимность нынешнего малийского правительства, мягко говоря, сомнительна – в конце концов, и года не прошло, как эта военная хунта взяла власть. Правда, быстро выяснилось, что очень уж нетвёрдой рукой. Поначалу мировое сообщество сильно возбудилось, но потом путчисты пообещали честные выборы и доверчивые соседи тут же отменили санкции. А там заявили о себе туареги с исламистами – и так наподдали правительственным войскам, что тем срочно пришлось просить помощи. Откликнулись все – но первыми французы.

Почему?

Говорят, соотечественники Экзюпери сильно переживают за «тех, кого приручили». Конечно, поверить в это невозможно – если вспомнить с каким скрипом покидали французы насиженные колонии всего-то шесть десятилетий назад. Да и от «позора колониального прошлого» страдали недолго – напротив, официальная доктрина Республики давно уже провозглашает свою чуть ли не миссионерскую  историческую миссию в Северной Африке. Ага, невыносимое «бремя белого человека»…

Говорят, французов науськали Штаты – у самих на всё рук не хватает, а «арку нестабильности» строить как-то надо. Очень может быть, но французы, как и в случае с Ливией, выказали невероятную готовность и даже прыть. Хочется в кои-то веки показать себя мощным региональным игроком – опять же, фантомные колониальные боли.

Кстати, региональное влияние Франции – да и Европы в целом -  в последнее время и впрямь неустанно ослабевает. Потому что растёт влияние китайцев. Мы-то всё ждём нашествия на Дальний Восток – а сыны Поднебесной, оказывается, предпочитают другой климат. Особенно, если там есть, например, золото, молибден, уран – и другие элементы периодической системы.

(Французы говорят, что им ничего этого не нужно. Ну, поверим – и впрямь, кому оно нужно, это золото? Была бы, например, нефть…)

Между тем, китайцы углубились в Африку настолько серьёзно, что желание Европы слегка «промодерировать» ситуацию понять можно. Благо, поводов неспокойный регион предоставляет сколько угодно. (Можно вполне уверенно предположить, что и упомянутый переворот родился отнюдь не в головах местных вояк – а за ним, натурально, последовал бы и передел концессий. Да вот всё пошло не так – и теперь это самопровозглашённое правительство надо не только признавать, но и защищать).

Говорят, всё дело в амбициях Олланда – уж слишком рухнул в последнее время его рейтинг.  Это, конечно, так – но только отчасти. Многие убеждены, что Саркози бомбил Ливию из-за выборов и долгов перед Каддафи, а Клинтон Югославию – из-за Моники Левински. Да, конечно – и из-за этого тоже.

Добавим и амбиции Французской Республики в целом – в конце концов, она не знает эффектных побед со времён Наполеона. Вы спросите – а две мировые войны? Да, они были. Первая – после того, как немцы едва не взяли Париж, в то время, как русские всеми силами оттягивали кайзера на восток; затем последовали годы совместного с англичанами в окопах сидения; и наконец – капитуляция Германии за полным истощением её сил. Была и вторая победа, одержанная по радио де Голлем с Британских островов. Как известно, Кейтель, подписывая капитуляцию, был настолько изумлён, обнаружив перед собой французского генерала, что не удержался от вопроса: «Как??? Вам мы тоже проиграли?!». Вкратце напомним, что в 40-м Франция была бесславно бита Гитлером, а в позапрошлом веке – прусским кайзером. Что касается новых времён, то тут потомкам Бонапарта перепало во Вьетнаме и Алжире – да, собственно, и во всех колониях Индокитая и Севере Африки. После чего началось великое ползучее наступление этих самих североафриканцев на Париж. Как свидетельствуют многие очевидцы – более чем успешное.

Поэтому у французов есть основания благоговейно поминать Наполеона (правда, тоже, как мы помним, битого) – и отнюдь не противиться развязыванию какой-нибудь «маленькой победоносной войны». Особенно, если она будет дистанционной, и не повлечёт существенных потерь. Мали подходит.

Пока всё идёт по плану – «террористы» вполне предсказуемо рассыпались по местности, не чиня препятствий победоносной авиации. Разумеется, никаких городов они удерживать не собираются. Это вам не Сталинград – проще вернуться, когда всё затихнет. Специалисты мрачно заговорили о «французском Афганистане» – и вот тут освободители засобирались восвояси. Понять их можно – быстрая победа налицо, оккупировать страну, в несколько раз превосходящую собственную, хлопотно, да и вообще, война, даже дистанционная, – дело накладное. А в Европе, как мы помним, не то кризис, не то что-то очень похожее.

Как будут развиваться события дальше, неясно – возможно, французам просто не дадут  уйти, организовав, например, громкое нападение на какую-нибудь базу. Возможно – дадут, и тут же снова прогонят восстановленное ими правительство. Не исключён и «афганский» вариант – вдруг Олланд сотоварищи передумают.

Пока же подождём марта. Весна – это вообще время перемен и надежд…

Спортивные обозрения

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.