January 21st, 2013

Хроники Сванидзе – 3

«Сейчас этот тезис порядком износился, однако политические спекулянты продолжают его облизывать», - такой яковлевской цитатой заканчивает Николай Карлович свою очередную передачу под жутковатым названием «1990: РАСПАД». Под «спекулянтами» понимаются те, кто уверен: счастливую жизнь Страны Советов оборвали происки Запада, и, в первую очередь, США.

Весьма многозначительная кода для такой передачи – если учесть, что сам Яковлев вполне однозначно, хотя и без называния в лоб, показан у Сванидзе, как агент влияния – ну, или просто агент. Вообще, у нас удивительным образом прижилась либеральная мантра о том, что Запад нам не враг; цель англосаксов (а теперь и Евросоюза) – исключительно помочь нам научиться свободе и демократии; ресурсы наши пресловутые им даром не нужны; а, по большому счёту – вообще им до нас и дела нет. Почему так многие в это верят (кроме тех, кто, собственно, говорит)? Отчасти, дело в психологии – только начнёшь расправлять плечи, как тебя приземляют смешками: «Да кому ты, парень, нужен? Возомнил о себе!». Наш комплекс неполноценности – естественное следствие второй половины восьмидесятых и всех девяностых годов. С другой стороны – звучит и впрямь, неплохо, верно? Чего ж лучше – никто тебе зла не желает, в дела твои не лезет...

Разумеется, всё ровно наоборот – и тогда, и сейчас. Нам пытаются навязать упрощённую схему «противостояния двух систем» - такую битву Республики с Империей из «Звёздных Войн». На самом деле, геополитического противостояния никто не отменял, а капитализм и социализм тут не причём. Задайте, например, им простой вопрос: «Ну вот, теперь и у нас капитализм, в чём проблема»? Получите ответ: «А… с демократией у вас что-то не так».

Сванидзе и его приглашённые гости всячески подчёркивают: компартия себя исчерпала; экономическая модель себя исчерпала; народ хотел… С другой стороны, говорят о том, что «развалить систему можно было только сверху». И как раз в этом они правы.

Возникает законный вопрос – почему всячески обходится роль Михал Сергеича? Кто у нас был в тот момент «наверху»?

Скажем начистоту – в любой «цивилизованной» стране Горбачёв уже давно бы сидел (а может, наоборот – как раз собирался выходить). Вспомним судьбу многих восточноевропейских «диктаторов» - да и активно цветущая на наших глазах «Арабская весна» со своими лидерами не церемонится. Между тем, первый и последний президент СССР уже два десятилетия ездит по миру с лекциями, а у нас регулярно появляется на федеральных каналах: активно предаётся воспоминаниям – и критикует действующую власть. Да, тот самый человек, проведя смотрины которого незадолго до вступления в должность, г-жа Тэтчер сообщила Рейгану, что «с ним можно иметь дело». Да, «лучший немец года» и лауреат Нобелевской премии мира.

В одном из своих выступлений Михал Сергеич договорился до того, что «всю жизнь ненавидел коммунизм», и стал партийным начальником, а потом и генсеком с единственной целью – его уничтожить. Разумеется, ни о чём подобном он никогда не думал, а «единственной целью» Горбачёва, вплоть до самого распада вверенной ему страны, было сохранение власти. Хотя бы какой-нибудь – говорят, подписав «заявление об уходе», он спрашивал Ельцина, какой пост ему «предусмотрен».

Логика действий Горбачёва становится понятна, если вспомнить, что к власти он пришёл в достаточно запутанный период – тогда мы похоронили трёх генсеков за три года. Безусловно, положение его было неустойчивым – и новоиспечённый генсек решил закрепить его пиаром, как внешним, так и внутренним.

Не будем подробно останавливаться на том, как были сданы все позиции Союза на международной арене (а заодно и все его вольные и невольные союзники). Зато Запад рукоплескал «миротворцу»! Не раз говорилось о том, что лидеры ещё вчера враждебных государств буквально впадали в оторопь от щедрости Михал Сергеича. Правда, менее враждебными то этого не становились – что мы очень скоро и почувствовали.

Внутри страны методы и последствия были ровно такими же. Сванидзе не упоминает «сухой закон» - а ведь это безумное мероприятие ударило по бюджету не слабей, чем нефтяные цены! Не говоря уж о раздражении населения – а теперь вспомним, что всё хорошее и плохое в жизни советского человека исходило, в его представлении, от КПСС. Не тут ли «пошёл» процесс, который буквально через несколько лет приведёт к сжиганию партбилетов и чуть ли не люстрации? Далее удары следовали один за другим: «перестройка», породившая полную потерю управления в экономике; «гласность», обрушившая идеологию. Очень трудно вести «демократические преобразования» в стране, где на предприятиях выбирают директоров; а преподаватели не могут преподавать историю и литературу, потому что в газетах пишут совсем другое. Вообще, демократические преобразования не проводятся пролетарскими методами, но цель же была совсем не в этом…

Посеяв смуту в умах населения, Горбачёв ухитрился всерьёз надорвать и свои отношения с элитами. Его навязчивое стремление выбраться из партийной шинели (в конечном счёте, реализованное в смехотворном титуле «Президента СССР» - привет г-ну Яковлеву!) привело к закономерному результату: партийные бонзы всерьёз обеспокоились своим будущим. В первую очередь, разумеется «на местах» - то есть, в республиках.

Вот такая в рекордные сроки получилась «демократия»: и «верхи» и «низы» вдруг осознали, что, во-первых, теперь «каждый за себя»; во-вторых – «всё можно». У нас обожают поговорить о нынешнем «засилье коррупции, преступности, и, вообще всякого произвола»,  - но с чего-то же всё это начиналось? Точнее, с кого-то.

Впрочем, Сванидзе это неинтересно. Николай Карлович всё больше рассказывает про невесть откуда взявшиеся в начале 90-х «многосоттысячные митинги» - и это объяснимо. В конце концов, он относит себя к либералам и поборникам демократии, а для них Горбачёв – кто-то вроде Предтечи. Прости, Господи…

Спортивные обозрения

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.