January 18th, 2013

Хроники Сванидзе -2

После «иносказательного» разоблачения Яковлева в качестве агента американского влияния, мы с интересом ждали – что же скажет Сванидзе о Рыжкове? И были разочарованы. Впрочем, Сванидзе в этом не виноват. Разве что, тем, что выбрал настолько тусклого героя.

С другой стороны, чем не подвиг – снять целый фильм о политике, который не запомнился народу ничем, кроме слёз, пролитых в своё время над развалинами Спитака? Народ у нас чувствительный, поэтому воспоминания о Рыжкове сохранил, скорее, вполне благоприятные. (Если вообще сохранил). Между тем, именно при этом человеке навернулась советская экономическая система – а был он сначала заместителем Госплана, а потом председателем Совмина, то есть, по-современному говоря, премьером. Так что, некоторое отношение к краху прохановской Красной Империи имеет.

Впрочем, прежде чем развивать тему, отметим существенное различие между премьером наших дней и советским председателем Совета Министров. Премьер сегодня – лицо важное: влиятельное, и, как минимум, заметное. (Особенно это стало очевидным во время премьерства Путина, но, в сущности, и Медведев в тени не теряется). В советские времена всё было иначе – на виду Генсек, линия партии - решающая, в том числе, и в экономике. Об этом, собственно, Сванидзе и говорит, обильно цитируя Рыжкова. А тот, в свою очередь, с большим облегчением, валит всё именно на партию. Мол, хозяйство ему досталось совершенно разрушенное, и сделать было ничего невозможно. Одним словом: «Всё украдено до нас». Знакомая песня – потом её запоют младодекомраты. Но над ними партии уже не будет…

Состояние советской экономики середины 80-х – вещь, вообще-то, загадочная. Подавляющим большинством голосов принято считать, что всё было ужасно. В подтверждение этого тезиса по телевизору нам регулярно показывают пустые полки и злобные очереди: кадры всегда одни и те же, причём заметим, что изрядной частью они, всё-таки, сняты в 90-е. Те, кто жил в это время, помнят – было, и впрямь, скудновато, но никто не ходил голым и не голодал. С другой стороны – тут налицо элементарная подмена. Пустые полки запросто вызывают бурю эмоций, но никак не могут служить решающим индикатором экономики. Недостаток образования мешает нам рассуждать на эту тему, поэтому просто отметим: существуют мнения, что проблемы нашей экономики в тот момент были значительны, но не фатальны.

И, если абстрагироваться от исторического расследования г-на Сванидзе, получится, что как раз при Рыжкове наша экономика развернулась в сторону катастрофы. Нет, именно что «при» - учитывая упомянутую сомнительную значимость должности предсовмина, винить Николая Ивановича никто не возьмётся. Он-то голос имел, всё больше, совещательный …

В фильме это прозвучало неотчётливо, но роль компартии (в те времена мы говорили просто «партии»); была не просто главенствующей. Она была цементирующей; кто-то назвал КПСС «арматурой» советской конструкции. Выдёргивать эту арматуру было чистым безумием – а Рыжков, как раз, судя по фильму, был сторонником отмены 6-й статьи «о руководящей и направляющей силе». Правда, произошло это уже после него, но процесс, как говорил самый незабвенный деятель эпохи, пошёл.

Причём, «пошёл» он как раз с началом так называемой «гласности». Именно она выдернула почву из-под ног девственно чистого в идеологическом отношении советского человека. Именно благодаря «глашатаям перестройки» вдруг оказалось, что «всё было не так»: история – не история; герои – не герои; правда – не правда. Результаты мы пожинаем до сих пор.

Бытует мнение, что экономика существует отдельно от идеологии – практика показывает, что это не так. По крайней мере, не совсем так – и уж совсем не так было в СССР. Кипение политических страстей неминуемо привело к дезорганизации народного хозяйства; «разруха начинается в головах». И за всем этим в бессилии наблюдал премьер Рыжков. Но, как мы уже выяснили, он не причём.

В фильме упомянуто случившееся тогда падение цен на нефть – факт, до сих пор не слишком афишируемый среди публики, а тогда и вовсе прошедший для общественности незамеченным. Между тем, последствия этого события стали воистину роковыми и для советской экономики, и для государства в целом. Ну, что бы не закричать об этом тогда во весь голос; не затрубить: «Отечество в опасности!»… Не призвать народ сплотиться против козней империализма? Разве мобилизация – не лучший способ стабилизации? Разве нападение врага – не самый верный повод для сплочения нации? А нападение, в сущности, было – чем же ещё назвать американо-саудовский сговор, в результате которого баррель упал втрое?..

Но ничего этого сделано не было; зато были приняты законы об экспорте, кооперативах и социалистическом предприятии. Из фильма следует, что ничего хорошего не вышло – из страны потоком потекли накопленные десятилетиями ценности в обмен на импортное шмотьё; началось расслоение; взбухла необеспеченная денежная масса.

В значительной степени, так оно и было – но, справедливости ради, заметим, появился и вполне реальный малый бизнес – это уж потом Гайдар и его команда прихлопнут его налогами. И, на расчищенном месте, начнётся пресловутая приватизация.

Впрочем, всё это, опять же, случилось уже после Рыжкова. Вот, судьба такая – сначала всё развалили до него, потом окончательно угробили после. По крайней мере, логика используемых высказываний главного героя примерно такова.

Так кем же он был, премьер Рыжков? Получается – свидетелем и очевидцем. Именно в таком качестве и присутствует он в очередной хронике Сванидзе – причём, что любопытно, в опосредованном виде. Приглашать его на беседу Николай Карлович, почему-то не захотел.

Может, и правильно – ещё наговорит чего-нибудь лишнего, нарушит стройную логику повествования…

Спортивные обозрения

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.