shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 10 октября – 2

О битве при Пуатье

10 октября 732 года произошла историческая битва при Пуатье (которую также называют Битвой при Туре) – иные историографы считают её величайшим событием, остановившим нашествие Востока на Запад; другие склонны считать такое мнение преувеличением. Впрочем, первые, всё-таки, в большинстве – потому это сражение принято приравнивать к Марафонскому… впрочем – по порядку.



Предыстория событий такова: династия Омейядов, продвигаясь на Запад, заняла Пиренеи, и в 732 году вали (то есть, наместник) Испании Абдур-Рахман ибн Абдаллах перешёл через горы и вступил на территорию современной Франции. Его первой целью стала Аквитания – местный герцог породнился с эмиром будущей Каталонии Усманом, а тот поднял неудачный бунт. Расправившись с мятежником, Абдур-Рахман получил повод разобраться с его соседом и союзником.

Аквитанский герцог Эд был разбит, и ему ничего не оставалось, как броситься за помощью к другому соседу – майордому Австразии Карлу Мартеллу.(Австразиейназывалась тогда северо-восточная часть франкского государства: часть территорий нынешних Франции и Германии, а также Бельгию с Нидерландами.Отметим – отношения у соседей были плохие, и вскоре Аквитания фактически попадёт под протекторат Мартелла).



Тем не менее, пока он выдвигается навстречу сарацинам (греческое слово «сарацины» означает «восточные люди» – а европейцы начнут звать так всех мусульман). Между тем, Абдур-Рахман берёт Бордо – на протяжении примерно трёх месяцев его воинство, не встречая никакого сопротивления,  благополучно грабит юг Франции.

Тут приходит известие о приближении франков – встреча противников происходит в полях между городами Тур и Пуатье.

Историки категорически расходятся насчёт численности армий; но наиболее общепринята оценка в тридцать тысяч у Мартелла, и примерно вдвое больше – у Абдур-Рахмана. (Правда, есть и мнение, что силы были примерно равны). В любом случае, войско франков состояло, преимущественно из пехоты (европейцы ещё не успели позаимствовать стремя!); а мавры полагались на кавалерию, в том числе тяжёлую. На протяжении недели противники стояли друг против друга, собирая подкрепления, и ограничиваясь мелкими стычками. При этом пешие франки расположились на холме среди деревьев – и не собирались спускаться на открытое место, а конные мавры пытались их выманить, не желая подниматься на возвышенность.



В конечном счёте, первым терпение потерял Абдур-Рахман – и скомандовал атаку. (Впрочем, возможно, сыграл роль климатический фактор: осень в тогдашней Франции была достаточно прохладной – во всяком случае, для южного воинства; затягивать это «стояние» командующий поостерёгся).

Итак, тяжелая кавалерия мавров обрушилась на противника. Это происходило раз за разом – но франки стойко держались, построившись плотными рядами наподобие фаланги. Прорвать их боевой порядок удавалось лишь местами и незначительно – битва приняла затяжной характер. Как поэтически вещает одна из хроник: «И в громе сражения люди Севера казались морем, которое невозможно сдвинуть. Твердо они стояли, плечом к плечу, выстроившись, как глыба льда; и сильными ударами своих мечей они разили арабов».



Тем не менее, дело могло кончиться чем угодно – но тут разведывательный  отряд Мартелла внезапно нападает на неприятельский обоз. Этот не слишком опасный выпад возымел совершенно неожиданный эффект: известие быстро доходит до наступающих – и часть из них оставляет поле боя и бросается защищать свою законную добычу!

Остальное войско в растерянности – и воспринимает это как сигнал к отходу! В возникшей сумятице погибает Абдур-Рахман – а с утратой командующего, в традициях времени, отступление превращается в паническое бегство. Обессиленные франки не преследуют противника и остаются на своём холме. Наступает ночь…

…Наутро Мартелл был готов к продолжению – но в неприятельском лагере царила тишина. Прождав некоторое время, франки решились отправить разведчиков – и обнаружили, что за ночь противник отступил, побросав палатки, но забрав всё, что удалось унести. Так была одержана победа, в результате которой мавры вновь убрались за Пиренеи!



PS: В дальнейшем Мартелл приберёт к рукам юг Франции – а его знаменитый внук, Карл Великий, начнёт реконкисту, перенеся свои действия в Испанию.

PPS: По мнению классического британского историк Гиббона, не победи Мартелл при Пуатье, раздробленную и враждующую Европу ждал бы неизбежный разгром, более того: «…арабский флот мог легко войти в устье Темзы без морской битвы. Возможно, сейчас бы в Оксфорде преподавали толкование Корана, а с его кафедр обрезанным мусульманам демонстрировали истинность и святость и откровения Магомета». Хм… а ведь что-то в этом роде сегодня и происходит… Впрочем, это – совсем другая история.

Напоследок. 10 октября 1999 года Кристина Агилера на пять недель оккупировала верхушку британского чарта с синглом «Genie In A Bottle».



Tags: 10 октября, Абдур-Рахман, Карл Мартелл, битва при Пуатье, сарацины, франки
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →