shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Category:

Оппозиционность, как алиби

Презумпция несогласия

Кто из нас не обожает детективы!

Необязательно книжки - для тех, кто читать не умеет, есть фильмы и спектакли (или насчёт спектаклей я загнул?) Некоторые снобы считают, что детектив – жанр низкий. Кстати, многие признанные классики своего наследия в этой области слегка стеснялись. (Давно это было, правда, – в наши дни одна признанная детективесса на встрече с самим Президентом так и выдала: «Мы, писатели…» - и дальше что-то про Вечные Ценности и о влиянии литературы на умы). Ну, времена меняются. Сэр Артур Конан Дойл, как мы помним, своего Холмса ненавидел и даже пытался угробить – ничего не вышло, общественное мнение требовало продолжения банкета! И вот Холмс живее всех живых, а про исторические романы, которыми так гордился сэр Артур, никто слыхом не слыхивал.

Кстати, заметим в скобках: времена меняются, а гонорары остаются. Даже, похоже, растут -  так что снобам остаётся завидовать и молчать в тряпочку. Ну, или во что получится.

Согласимся на том, что детективный жанр большинству населению знаком и нежно им (большинством) любим. Поэтому, термин «алиби» в нашем обществе никому расшифровывать не надо.

(Некоторые скажут: это не из-за детективов, а потому что у нас каждый четвёртый сидел. Есть такие цифры - правда, неясно: кто и откуда их берёт. Может, у них просто круг общения такой?)

Известно, что это самое алиби - вечная головная боль, как сыщиков, так и их клиентуры - а ещё, само собой, судейских и адвокатов. Одни озабочены тем, чтобы его создать, и кое у кого это даже получается. Возьмём, например, Штирлица, который вразумительно объяснил, как он умудрился залапать единственный на весь Берлин чемодан с русской рацией.

Но – в какой экстаз впадают литературные и киношные законники, когда им удаётся вычислить, что за тридцать три минуты подозреваемый вполне успевал не только добежать до бабушкиного дома, скушать старушку  и спрятаться под её одеялом, но и выкурить пару сигарет (а вот и окурки характерной марки и с характерным прикусом под кроватью!)

Что касается правоохранителей реальных, то их взаимоотношения с понятием «алиби» не вполне ясны – во всяком случае, если исходить из того материала, которым мы располагаем, а это, само собой, общедоступные источники. Несомненно, теоретические знания у служителей закона есть – просто злоумышленники ныне пошли попроще; не заморачиваются они на такие тонкости, как обеспечение доказательств своей мнимой невиновности.

Тем большим сюрпризом для слуг закона должно было стать новорождённое российское ноу-хау.

В чём оно заключается? О, всё очень просто. Теперь алиби есть у каждого – и для его предъявления совсем необязательно иметь кучу людей, которые запомнили вас в тысяче миль от места преступления. Теперь алиби можно, так сказать, носить с собой – оно универсально и называется «оппозиционность».

Проворовался, стырил бюджетные бабки? Это просто уловка власти – ты чист, как омытый океанскими водами кит. Всё очевидно - тебе мстят за убеждения. Ограбил кого-нибудь в подворотне? Это социальный протест против неравенства, крик обделённой души. Опять же – тебе мстят за убеждения. Кого-нибудь, не дай Бог, убил? Это попытка достучаться до бесчувственной Власти, привлечь внимание общества к вопиющим проблемам. И, кстати, - тебе мстят за убеждения. Разбил витрину, публично справил нужду и выложил это в Сеть? Смотри пункт предыдущий – но, к тому же, это ещё и самовыражение. То есть, творческий акт. Манифест. А-а-а, вы ещё и против свободы творчества? Цетерум цензео: убеждения… несогласие …месть.

(Понемногу входит в моду и другая тема – оказаться жертвой полицейского насилия, при этом некоторые сдуру калечат себя на полном серьёзе. Вообще, аргументация типа «на самом деле, жертва – это я» применяется всё шире, но это разговор отдельный. И вообще – страдать за убеждения как-то благородней, чем когда тебя просто менты метелят).

Вы скажете – Власть и Система сами виноваты, поскольку породили этот феномен своими неадекватными и неуклюжими действиями? Ну, как сказать. Мы ведь все – юристы ещё те! И потом: сложившееся тысячелетиями отношение общества к власти таково, что людям свойственно «милость к падшим призывать» - ну, если они не какие-нибудь отъявленные изверги. Причём, закономерность распространяется абсолютно на все эпохи и цивилизации: вспомним хоть Робин Гуда. Наконец: общество всегда разнородно – во времена, когда злодеев казнили на площадях, народу собиралось много; кто-то злорадствовал, кто-то сочувствовал, ничего с этим не поделаешь. А уж в современной толерантной цивилизации эта полярность мнений запросто выходит за границы здравого смысла.

Далее: мы ведь слышим тех, кто громче кричит, и это, разумеется, не судьи с прокурорами. Почему-то выходит так, что малочисленная кучка людей бегает с какими-нибудь плакатами, негодует в телекамеры, или бесстрашно строчит посты на безопасном расстоянии. (А что? Людей понять можно: на каком-нибудь митинге с пикетом можно и впрямь по репе получить. Обидно! А если это ещё на видео не снимут, то и вовсе зря время потерял). Хотя, справедливости ради, заметим: есть и те, кто ходит на митинги исключительно, чтобы там схлопотать - ну, или хоть в автозаке посидеть. Разные экземпляры встречаются в нашей «популяции».

В результате, «информационная среда» формируется как раз этими немногими, а поскольку они энергичны и раскованы, официальные лица выглядят как-то… скучно, что ли. И мы перестаём внимать их казённо-бесцветным речам. Это не слишком продуктивно, но совершенно естественно – психология! (Помните анекдот про крысу и пиар?) Можно, конечно, обучать правоохранителей ораторскому искусству – но тогда вообще какой-то цирк получится, нет?

С другой стороны – с чего бы властям предержащим оправдываться и идти на поводу у крикунов? Вы скажете – демократия? Может, демократия – это всё-таки соревнование аргументов?

Посмотрим, как «у них»: что делает полиция с разными «несогласными»? Правильно, лупит, а потом сажает. Само собой, все сначала пошумят – и сидят, как миленькие. (Вообще, понятие «полицейский произвол» - это оттуда, из «цивилизованных стран» - лет ему много; и при советской власти мы этим безобразием сильно возмущались). Но – сидят же! И штрафы платят. Вы скажете: «у них» доверия к системе больше? Да, вроде, нет – если послушать подобранные на улице интервью. Суды «у них» справедливей? Тоже нет, если верить вышеназванным источникам. Законы «у них» лучше и, в частности, гуманней? Да как сказать – а вот тюрьмы, вроде бы, поприличней. Хотя, те, что нам показывают в кино, и о которых рассказывают тамошние правозащитники – ну, вы помните… И вообще, не надо нам сравнивать эти тюрьмы, не к ночи будь помянуты.

Лучше поговорим о доверии к правоохранительной системе. Собственно, кто нам виноват? Сами мы его грызём и расшатываем – а точнее, даём это делать. Много ли честных судей  с ментами существует в нашем медиа-пространстве за пределами сериалов? Ну, понятно – как-то неинтересно это.  И незаметно мы дожились до того, что ни одно решение суда не считается справедливым. Уточним: той самой «могучей кучкой», да простится  нам такое сравнение. Основная масса населения такими вещами интересуется вяло. Возможно, это плохо. Но кто-то сказал, что идеальное правительство - это когда никто в стране не знает, как зовут премьера. Опять же, у населения своих забот полно.

Прекрасно проиллюстрировал вышесказанное один из наших оппозиционеров. Он хотел куда-то кем-то выбраться. Его не выбрали. Он сказал, что выборы нечестные и объявил голодовку. Ему сказали: «Не мучь себя, иди в суд». Он ответил: «Суд нечестный и решение будет нечестное». Его спросили: «А какое решение ты бы признал честным?». Он ответил «То, которое меня устроит». Э?.. Аккомпанементом - малочисленные, но энергичные телодвижения сотоварищей страдальца; месяц он, кажется, держался.

Кстати, о телодвижениях - может, это совпадение, но наши «несогласные» удивительным образом умеют вызывать резонанс в «цивилизованном мире». Не во всём, конечно, а в тех структурах и сообществах, которым до всего есть дело. Причём, обычно, до всего, что находится за пределами этого самого «цивилизованного мира». Иногда, правда, вмешиваются  и серьёзные люди, вроде Госдепа с Сенатом или Евросоюза с Еврокомиссией. Наивные! Они так и не поняли, что «несогласным» от их участия сплошной вред! Народ-то у нас, слава Богу, в основном, здравый: «Что русскому хорошо - то немцу смерть» - и наоборот. Когда за бугром любят наших хоккеистов или музыкантов - мы только «за»! А вот когда политиков… Ну, вот был у нас президент, «лучшим немцем года» они его назначили. И что? Пришлось соответствовать.

Впрочем, мы отвлеклись. Подведём итог: у нас на глазах расцветает уникальный феномен: профессиональные оппозиционеры обретают презумпцию невиновности. Точнее, пока ещё на неё претендуют, не забывая при этом голосить о «произволе и гонениях». Но если бы дело только в настоящих «несогласных» - в «узники совести» потянулась самая разная публика, в том числе и нормальный криминалитет. С правозащитной лексикой пока не у всех гладко - но дело-то наживное!

А что власть? Сосредотачивается? Ну, как говорится, покажет время.

Напоследок, такой вопрос. Предположим, оппозиция победит. То есть станет Властью. У неё появится свои «несогласные». Вот она с ними шутки будет шутить?

Или как?

Спортивные обозрения

Tags: власть, госдеп, несогласные, оппозициия, правосудие
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments