shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

Categories:

Почему Россия не могла стать Америкой

(под впечатлением статьи А. Никитина «Почему Россия – Америка»)

Неполных три десятилетия демократии научили нас – с отечественной историей может приключиться всё, что угодно. О том, что «прошлое непредсказуемо» говорили и раньше, но только за эти годы мы поняли – насколько.

Впрочем, кто же против? Если отставить в сторону Сванидзе с его поднадоевшим антисталинским клёкотом, многие открытия нас приятно удивили. Например, порадовало отсутствие пресловутого «трёхсотлетнего ига» – оказывается, то был взаимовыгодный симбиоз, а наш Александр Ярославич едва всю Орду не перекрестил; спасибо Гумилёву! Далее… целые поколения мучились: как же так вышло, что немцы надули нас в сорок первом со своим вероломным нападением. Тут является резвый Суворов – и выясняется: на самом деле, напасть-то готовились мы! Но немного не успели. Всё лучше, согласитесь, чем чувствовать себя простофилями! Есть ещё и академик Фоменко, по которому, в числе прочего, пресловутые египетские пирамиды: не что иное, как усыпальницы Тартарских – то есть, наших! – царей. А если кому мало – обратитесь к Задорнову. Там даже читать не надо – можно смотреть кино, а исторического оптимизма хватит на всю школьную программу.

Как хотите, но от таких исторических сюрпризов – одна польза. Во-первых, они полезны для расшатанного либералами всех мастей национального самолюбия. (Под «национальным» здесь и далее, не вдаваясь в детали, будем иметь «российское» - то есть равно относящееся ко всем гражданам этой прекрасной одной шестой части суши).

Во-вторых: небесполезно просто встряхнуть мозги и посмотреть на известные вещи под неведанным ранее углом. Как минимум – гимнастика, а чему там научат в школе – вопрос другой.

И вот – яркая статья блогера А. Никитина «Почему Россия Америка». Что в ней существенно? О, многое, – но пойдём по порядку.

Для начала, оценим свежий взгляд автора на личность Петра нашего Алексеевича, а также его одноимённое творенье. Оказывается, и сам государь, и его европодобная столица были историческим шансом превращения России в США. «Все флаги в гости к нам» – вот она, Национальная Идея, позже утерянная в псевдорусском патриотическом угаре; который, в свою очередь, стал если не причиной, то символом падения Империи.

Интересный поворот, не так ли? Несомненно! Но что-то нас смущает.

В сущности, мелочь – согласно автору, Россия упустила шанс стать государством иностранцев! Нет, он не говорит напрямую, что коренному населению следовало разделить судьбу ирокезов с могиканами – возможность ассимиляции, вроде бы, предусмотрена. Но – какая истинно русская душа не насторожится при чуждом звуке иностранного слова!

(Кстати, предположение автора о том, что нашим национальным языком мог стать французский, отнюдь не так фантастично, как может показаться! Существует мнение, что «наше всё» Пушкин писал именно на этом языке – но в русском переводе; на это, якобы, указывает конструкция фразы и ряд других особенностей. А кто у нас – «создатель русского литературного»? То-то…)

А вот о чём хочется поспорить – так это о нашем гипотетическом прошлом в роли североамериканских аборигенов – и, соответственно, всяких «немцев» в роли «бледнолицых братьев». Ну, при всём уважении, кроме факта, что и те, и другие какое-то время были меньшинством – никакой аналогии тут не просматривается! Колонисты прибыли добывать себе землю и волю; аборигенов они попросту вырезАли – и вЫрезали. А на Русь иноземцы шли на службу, причём началось это задолго до Петра. Другое дело, что Царь-преобразователь придал процессу особый размах – в конце концов, именно он вытащил иноземцев из «немецкой слободы», распространил по территории, сделал дворянами и вельможами – но: русскими.

Автор подмечает, что европейцы, не умеющие связать пары русских слов, верно служили новой родине. Именно! Да, служили, и, да – считали Родиной. А себя, соответственно, русскими. Историки приводят случай, когда князь Багратион жаловался Бенигсену на Барклая де Толли – и начинал свою кляузу Пётр Иванович такими словами: «Пишу Вам, как русский русскому – этот немец…» Забавно? Да, – но как верно показывает ментальность наших исторических соотечественников с далеко не русскими фамилиями!

Потому и впрямь неважно, что династию нашу, вскоре после Петра – и уж точно, после Елизаветы – называть Романовской не вполне корректно. Да –  по крови это так и есть. Но не по существу, и тут самое время перейти к православию.

Скептически к нему настроен А. Никитин – и вряд ли с ним поспоришь: в качестве «национальной идеи» третьего тысячелетия православие годится плохо. Уж слишком прошлись по нему все абсолютно – и современный секулярный либерализм; и богоборцы-большевики; и целые поколения наших классиков-вольнодумцев – вспомним хоть, в очередной раз, Александра Сергеевича. Вообще, религия в современном потребительском обществе – тема отдельная; но вот для Империи это был скрепляющий цемент!

Потому наши немецкие по крови, но крещёные по православному обычаю, монархи не только воспринимались, но и были русскими. То же относилось и к их подданным: царская Россия, конечно же, была «тюрьмой народов» – но народов некрещёных. Православный крестик на груди открывал все дороги – будь ты хоть из аула, хоть из кишлака, хоть из тайги, хоть из «зоны оседлости».

Раз уж мы затронули национальный вопрос – вспомним, что у нас были свои «индейцы»! Как-никак, Московская Русь и Российская Империя – существенно разные по территории и народонаселению государства. И что же с ними сталось? Да ничего. Стали подданными, причём – что бы ни твердили постперестроечные историки – вполне добровольно; пусть и, временами, под некоторым нажимом. Впрочем, это совсем другая, и очень обширная, тема.

Таким образом, хотим мы этого или нет, «Православие, Самодержавие, Народность» графа Уварова были вполне действенны – просто, всякой идеологии когда-нибудь приходит конец. Понимали это и большевики – потому, расправившись с имперской триадой, немедленно принялись создавать свою – что называется, «по образу и подобию».  Тут и «моральные принципы строителя коммунизма», и свой пантеон богов и героев, и монарх-генсек, и, наконец, – «железный занавес». Вы скажете: недолго музыка играла? Ну, это как посмотреть:  для «матери-истории», может, и миг; а для нескольких поколений?..

Впрочем, очевидно, что новодел никогда не бывает долговечней оригинала. И автор совершенно прав – ещё раз строить на чеканной уваровской формуле «национальную идею» было бы странно. Да, видимо, и поздно. Уж слишком проник в наши поры «глобальный мир».

Но что же тогда? Как сплачивать нацию? (Кстати, не очень понятно, что мы имеем в виду под эти, вызывающим ныне предубеждение, словом). Раствориться в космополитизме? Или, наоборот, запереться в «осаждённой крепости»?

Никто не даёт сегодня внятного ответа – даже А. Никитин, но статья его хороша уже тем, (про блестящее изложение, вроде, уже говорил?), что при её чтении в мозгу начинают проворачиваться какие-то винтики.

А раз так – есть надежда, что в какой-то момент истина явится нам сама. И ещё – что это будет та самая истина, и – подходящий момент…

Спортивные обозрения
Tags: Америка, Никитин, Пётр Первый, Россия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments