shatff (shatff) wrote,
shatff
shatff

В этот день… 7 июня – 2

О Петре Чаадаеве – и его «Философических письмах»

7 июня (или 27 мая по ст. ст.) 1794 года родился Пётр Чаадаев – знакомый почтеннейшей публике, преимущественно, по восторженным отзывам А. С. нашего Пушкина, вроде:

Он вышней волею небес
Рождён в оковах службы царской;
Он в Риме был бы Брут, в Афинах Периклес,
А здесь он – офицер гусарской.

 

…Надо сказать, «Товарищ, верь: взойдет она, звезда пленительного счастья…» – тоже посвящено Чаадаеву; и это тоже о нём: «Твоя дружба мне заменила счастье, одного тебя может любить холодная душа моя»; вообще, наше всё благоговел перед старшим товарищем настолько, что, прибыв в Михайловскую ссылку, первым делом затребует его портрет!.. (Кстати, четырьмя годами раньше, когда Пушкина за вольнодумные вирши едва не упекли в Сибирь, Чаадаев был в числе его активных заступников – поэта «сошлют» в Малороссию).

…Однако, после появления «Философических писем» (застолбивших Чаадаеву место в истории, но мало кем сегодня читанных) …так вот – при всём уважении к другу, Пушкин выскажется хорошо известной фразой: «Что же касается нашей исторической ничтожности, то я решительно не могу с вами согласиться... ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков…» Впрочем, мы сильно забежали вперёд.



…Итак, Пётр Чаадаев очень рано потерял обоих родителей – и попал на воспитание к своему дяде, князю Щербатову (сыну известного академика, автора семитомной «Истории Российской»); учился в Московском университете; затем записался в Семёновский полк (потом он перейдёт в Ахтырский гусарский) – а тут грянет Двенадцатый год. Молодой офицер пройдёт всю войну – будет при Бородине, войдёт в Париж; правда, за малостью чинов, ничем, кроме личной смелости отметиться не сможет (но орденов, включая иностранный, удостоится).

Так бы и шла потихоньку его карьера – но в 1820-м в Семёновском полку случится бунт. (Собственно, бунта в настоящем понимании никакого не было – пришёл новый командир и начал закручивать гайки; одна из рот вздумает  бузить; другие – заступаться… в конечном счёте, всех строем отведут в Петропавловскую крепость – а потом разгонят по разным гарнизонам. Зачинщиков, правда, высекут и сошлют на каторгу – а командира отставят). Так или иначе – с известием об этой «Семёновской истории» к государю пошлют именно Чаадаева. (Александр I был в загранкомандировке).

…Тут вышла некая тёмная история – не то адъютанта опередили, и русский император узнает новости от австрийских коллег; не то Чаадаев медлил сознательно (всё же – бывшие сослуживцы)… одним словом, недовольны останутся все: государь – нерасторопностью офицера (был пущен дурацкий слух, что тот опоздал, выбирая подходящий наряд – надо сказать, Пётр Яковлевич и в самом деле по жизни имел репутацию завзятого денди)… Что касается сослуживцев, то по их мнению (ещё более дурацкому – но не для того времени и круга) Чаадаеву и вовсе не стоило браться за такое щекотливое и смахивающее на донос поручение…



…Так или иначе, всё закончится отставкой – и в 1823-м он едет поправлять здоровье за границу; три года колесит по Европе, общаясь с разными интересными людьми… а потом неожиданно возвращается – и сразу же попадает под арест, поскольку за это время успела случиться Сенатская площадь!.. Как и большинство «приличных людей», Чаадаев состоял и в масонах, и в Северном обществе – и, разумеется, был друзьями-декабристами сдан. (Отчасти, дело в том, что он, вроде бы, собирался остаться в Европах навсегда – подследственные и не думали, что могут навредить бывшему товарищу!..)

…Однако, отставник упорно отпирается (он и впрямь относился к будущим декабристам скептически; на момент бунта в стране отсутствовал – а впоследствии и вовсе выскажется в том духе, что они «отбросили нацию на полвека назад») – потому с Чаадаева возьмут подписку «о неучастии» – и отпустят.

…Он воспользуется этим довольно своеобразно – напишет пресловутые «Философические письма» – то есть, «Les letters philosopiques, adressées à une Dame», поскольку в оригинале этот трактат в восьми, как бы, письмах – на французском языке… Примерно в 1830-м году они начнут ходить в списках (самиздат XIX века) – а шесть лет спустя автор с чего-то вздумает их опубликовать… Шум вышел изрядный! В конечном счёте, с текстом ознакомится Николай I, и констатирует: «Прочитав статью, нахожу, что содержание оной – смесь дерзкой бессмыслицы, достойной умалишенного».

…Сказано – сделано! Журнал закроют, редактора сошлют – а Чаадаева объявят сумасшедшим… Примерно год к нему и впрямь будет ежедневно являться доктор – для освидетельствования; впрочем, потом санкции снимут  – взяв обещание «ничего больше не писать». Двадцать лет Чаадаев проживёт в Москве, пользуясь в либеральных кругах репутацией пророка и философа – (как вспоминал Герцен, он «…являлся капризным, недовольным, раздражённым, опять тяготел над московским обществом – и опять не покидал его») – и скончается от воспаления лёгких на шестьдесят  втором году жизни…

 

…Что же это были за «Философические письма», на которые так отреагировал император – и с которыми не согласился друг-Пушкин?.. Приведём пару цитат из этого очень противоречивого сочинения:

«Ведомые злой судьбой, мы заимствовали первые семена нравственного и умственного просвещения у растленной, презираемой всеми народами, Византии… Несмотря на звание христиан, мы не тронулись с места, тогда как западное христианство величественно шло по пути, начертанному его божественным основателем».

«Существуют различные роды любви к отечеству: самоед, например, любящий свои родные снега, ослабляющие его зрение, дымную юрту, в которой он проводит, скорчившись, половину жизни, прогорклый жир своих оленей… – самоед этот, без сомнения, любит родину иначе, чем любит её английский гражданин, гордящийся учреждениями и высокой цивилизацией своего славного острова... Любовь к отечеству – вещь очень хорошая, но есть нечто повыше её: любовь к истине».

«Все народы Европы выработали определенные идеи. Это – идеи долга, закона, правды, порядка… Нам должно молотом вбивать в голову то, что у других сделалось привычкой, инстинктом... Мы растём, но не зреем, идём вперед, но по какому-то косвенному направлению, не ведущему к цели... Мы принадлежим к нациям, которые, кажется, не составляют ещё необходимой части человечества, а существуют для того, чтобы со временем преподать какой-либо великий урок миру...»

PS: …Впрочем, цитировать можно бесконечно… чем и занимаются «западники» и «славянофилы» со времён Чаадаева – принято считать, что «Письмами…» и начался «извечный спор» – то затихающий, то разгорающийся… Впрочем, это – совсем другая история.



Напоследок. 7 июня 1958 года родился Принс Роджерс Нелсон, известный миру просто как Принс (хотя какое-то время он обозначал себя графическим символом, а также назывался «артист, ранее известный, как Принс») – американская суперзвезда, лауреат «Грэмми», «Оскара», «Золотого глобуса» и член «Зала Славы рок-н-ролла». Музыкант  умер в 2016 году.





И ещё. 7 июня 1966 года родился Эрик Кретц – барабанщик успешнейшей американской группы 90-х «Stone Temple Pilots» в 1986 – 2003-м, а затем – с  2008-го.




Tags: 7 июня, Александр I, Герцен, Николай I, Пушкин, Пётр Чаадаев, Семёновская история, Философические письма
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →